154 дней, 6 часов, 38 минуты

До всемирного дня диабета!

Диаконгресс: Добраться до корней диабета!

На стенах зала в глаза бросаются яркие постеры с надписью: Get to the roots of diabetes! Что можно перевести как: «Добраться до корней диабета!». Именно такую задачу ставит сегодня «Ново Нордиск» — один из мировых лидеров в научной разработке и создании инновационных технологий в борьбе с диабетом.

Не допустить СД 2 типа…

Но пока диабет ещё не выкорчёван с корнями, и потому очень важно остановить расползание неинфекционной «эпидемии» на нашей планете, в том числе — предпринять активные действия для недопущения прогрессирования нарушенной толерантности к глюкозе (НТГ), то есть предиабетического состояния, в диабет 2 типа. Напомним, что, по данным IDF, количество лиц с НТГ на земном шаре достигло более 300 миллионов человек и предполагается, что уже к 2025 году эта цифра возрастёт до 500 миллионов.

По меньшей мере у 50% людей с нарушенной толерантностью к глюкозе стадия предиабета переходит в СД 2 типа в течение 10 лет, указал в своём докладе профессор Яакко Туомилехто из Хельсинки, принимавший участие в известном финском исследовании DPP по предупреждению заболевания диабетом. Может ли эта прогрессия повернуть вспять при изменении образа жизни пациентов? Результаты DPP, сообщил учёный, внушают на этот счёт оптимизм.

В финском исследовании 522 участника с НТГ были поделены на две группы; в первой — ставились цели, связанные со снижением веса, рациональным питанием и регулярной физической активностью; во второй, контрольной, пациенты получали больше жиров, чем рекомендовано, и меньше обращали внимание на физические упражнения. В результате после истечения 3,2 лет риск развития диабета снизился в первой группе на 58%.

В настоящее время получена большая доказательная база — результаты ряда других исследований, например, в США, Китае, Японии, Индии, также показали: изменение образа жизни, в том числе акцент на физические нагрузки, — это мощный фактор в профилактике диабета 2 типа. Примечательно, что больше преимуществ имели те пациенты с НТГ, которые в прошлом были более активны.

Следует помнить, если человек съедает каждый день лишнее печенье (50 ккал), значит, за год у него «набегает» около 2,5 кг лишнего веса; в то же время 1 км ходьбы сжигает 50 ккал. Так что давайте отказываться от излишеств, регулярно совершать прогулки и заботиться о своём здоровье!

К сожалению, как показывает практика, люди далеко не всегда способны соблюдать рекомендуемые изменения в стиле жизни, и тогда на помощь приходит фармакологическое вмешательство. Эту тему развили последующие докладчики. И хотя мы ещё не имеем специфических препаратов для предиабетического состояния, результаты недавно выполненных клинических исследований с применением, например, таких известных препаратов, как метформин, акарбоза, росиглитазон, показали, что эти препараты (но обязательно на фоне изменения образа жизни!), способны снижать у пациентов с НТГ риск развития СД 2 типа.

«Мы говорим сегодня скорее не о предотвращении диабета, а о задержке перехода НТГ в СД 2 типа, — отметил британский учёный Малколм Натрасс, — но разве годы жизни без болезни ничего не значат для людей?!»

В фокусе внимания — лираглутид

Преимущества терапии СД 2 типа, основанной на новом классе препаратов — агонистах рецепторов ГПП-1 и его представителе — лираглутиде, первом аналоге человеческого глюкагоноподобного пептида — 1 (ГПП-1) для введения один раз в день, подробнейшим образом разбирались на второй сессии симпозиума.

Суммируя оценки, прозвучавшие из уст ведущих учёных с мировыми именами, можно сказать, что данный препарат, действительно, означает новую эпоху в терапии СД 2 типа Его действие основано на инкретиновом эффекте (инкретины принадлежат к семейству кишечных гормонов, стимулирующих секрецию инсулина в ответ на приём пищи). Это единственный инкретин-миметик, имеющий 97%-ную аминокислотную гомологичность с естественным человеческим ГПП-1.

У инкретин-миметиков есть очень важные свойства, которые делают их поистине уникальными. Во-первых, они не только стимулируют секрецию инсулина поджелудочной железой, но и делают это глюкозозависимым способом; побуждают её вырабатывать столько, сколько нужно.

Во-вторых, инкретин-миметики могут стимулировать пролиферацию бета-клеток (это показано в эксперименте — на людях пока ещё нет данных). В результате этого процесса, а также снижения апоптоза, то есть гибели бета-клеток, наращивается масса последних и тем самым сохраняется естественная способность поджелудочной железы секретировать инсулин. Согласно данным анализа по HOMA-B, улучшается функция бета-клеток.

У лираглутида есть ещё ряд ценных качеств, которые подтверждены в ходе беспрецедентной в истории исследовательской программы LEAD (свыше 4 тысяч больных СД 2 типа из 29 стран): он вызывает значимое снижение систолического артериального давления (САД); может улучшать профиль сердечно-сосудистого риска. Поскольку препарат воздействует также на центры насыщения, у пациентов в течение года — полутора — двух лет наблюдения происходило значимое снижение массы тела; кроме того, сокращалось содержание наиболее вредной — висцеральной жировой ткани. Наконец, мы имеем очень низкий риск гипогликемий (тяжёлых практически вообще не бывает).

Организованные в рамках программы LEAD параллельные исследования позволили собрать данные по всем существующим ныне вариантам лечения СД 2 типа, то есть это были монотерапия лираглутидом и его различные комбинации с пероральными препаратами, а также лираглутид в сравнении с инсулином продлённого действия и, наконец, его прямое сравнение с таким инкретин-миметиком, как эксенатид (Баета).

2-летние результаты исследования LEAD-3 продемонстрировали: новый препарат обеспечивает стабильное и значительное снижение HbA1c, гликемии натощак и массы тела по сравнению с глимепиридом. Расширенный период исследования LEAD-6 (сравнение с эксенатидом) показал, что на фоне терапии лираглутидом пациенты получают дополнительные преимущества по контролю гликемии и кардиометаболическим факторам риска.

Делегаты конгресса смогли также ознакомиться с данными впервые проведённого мета-анализа исследований LEAD 1-6, которые свидетельствуют: лираглутид обеспечивает более эффективное достижение комплексной конечной точки в виде HbA1c, САД и массы тела, чем другие сахароснижающие средства. Наконец, были представлены результаты лечения пациентов с ожирением, не страдающих диабетом, где было показано, что лираглутид снижает вероятность развития предиабета у пациентов с избыточной массой тела.

Безопасность — превыше всего

Таков был главный рефрен третьей сессии симпозиума.

Поскольку диабет 2 типа неизбежно прогрессирует, секреция эндогенного, собственного, инсулина утрачивается, отмечалось на сессии, и пациенты — если хотят достигнуть хорошего гликемического контроля — нуждаются на определённом этапе лечения инсулином. Вместе с тем, как известно, использование инсулина влечёт за собой риск гипогликемий — это тот побочный эффект, который беспокоит и врача, и больного.

Крупные международные исследования последнего времени показали: гипогликемия, которая запускает механизмы, ведущие к сердечно-сосудистым катастрофам и ранней смертности пациентов, становится расплатой за стремление достичь оптимального гликемического контроля любой ценой. Вот почему цели лечения, которые ставятся перед пациентом, должны быть строго индивидуализированы — в соответствии с его индивидуальными особенностями.

О том, как можно достигать должного уровня HbA1c без компромисса в отношении безопасности пациента, говорил в своём докладе «Гипогликемия и современные инсулины» Йенс Христиансен (Дания).

Он рассмотрел линейку инсулиновых аналогов НовоРапид®, Левемир® и НовоМикс®30, обрисовал их очевидные преимущества по сравнению с человеческими генно-инженерными инсулинами, что позволяет врачам и пациентам своевременно назначать терапию инсулином, достигать целевых значений, правильно титровать дозы препаратов и, естественно, меньше опасаться гипогликемий и других побочных реакций.

А потом под аплодисменты присутствующих вышел на трибуну конгресса разработчик инсулина детемир — д-р Петер Куртцхальс. Говоря о долгосрочной безопасности данного препарата, он подчеркнул, что его митогенный потенциал был детально изучен с помощью различных клеточных линий; и детемир, и инсулин аспарт, заключил учёный, эквивалентны человеческим инсулинам по всем параметрам молекулярной безопасности.

Слово — нашим участникам

- На симпозиуме компании «Ново Нордиск» мы вновь убедились в том, что ориентир нашей работы в России на профилактику СД 2 типа и его поздних осложнений — правильный, — говорит профессор Валентина Петеркова, директор Института детской эндокринологии ЭНЦ Минздравсоцразвития РФ. — Причём самое эффективное здесь — это, действительно, изменение образа жизни, дозированные физические нагрузки. Нам следует активнее пропагандировать здоровый образ жизни.

Что касается безопасности инсулинотерапии, то поднят очень важный вопрос. Хотя я должна предупредить: бояться инсулиновых аналогов не надо! Естественно, они должны проходить самую тщательную проверку. И в этом плане была приведена обширная доказательная база по инсулинам датской компании.

- Поразительно, но одни из лучших результатов, скажем так, не по предотвращению, а по отсрочке наступления СД 2 типа достигнуты именно на изменении образа жизни людей; это выгодно и экономически, ибо можно достигнуть высокого эффекта без затрат, — отмечает ведущий научный сотрудник ЭНЦ, д.м.н. Александр Майоров. — Но, с другой стороны, мы — реалисты и понимаем, что очень многие люди, даже при их обучении, не смогут внести перемены в свой жизненный стиль, тогда мы должны помочь им фармпрепаратами.

На симпозиуме снова поднималась тема так называемой «метаболической памяти». Напомню, что знаменитое в истории диабета исследование UKPDS продолжалось почти 20 лет, до 1998 года, а затем его участники с СД 2 типа наблюдались еще 10 лет. И оказалось, что те, кто интенсивно лечил диабет с самого начала 20-летнего периода, имеют преимущество по сравнению с теми, кто проходил тогда стандартное лечение, хотя последние 10 лет все были в равных условиях. То есть до сих пор сказывается первоначальный багаж, который и назвали «метаболической памятью».

Вывод отсюда таков: терапию СД 2 типа надо начинать как можно раньше, приводить пациента как можно более к лучшим результатам и лечить как можно более безопасно!

Ольга Трофимова, спецкор «ДН»

Вена — Москва

Оригинал статьи можно найти на Официальном сайте газеты ДиаНовости