150 дней, 4 часов, 49 минуты

До всемирного дня диабета!

Диалог: Шиш в морошковом желе

Аля, соседка по автобусу, 25 лет: 

- В детстве я, как и все дети, любила возиться с песком. Мы жили практически на берегу моря, и я часто строила песочные замки. У меня, как мне казалось тогда, выходило очень даже ничего: нагромождала кучу всяких башенок, ответвлений… У меня была даже своя тюрьма и бассейн. Чтобы вода заходила в эти бассейны, я прорывала каналец.

А в восемь лет в один прекрасный момент пришёл на берег поиграть — естественно, за ручку с родителями — мальчик. Его, как выяснилось позже, звали Лёшка. Так вот этот Лёшка, строя свои замки, всегда носил воду из моря в ложке. Он ходил много-много раз, вода, само собой, тут же уходила в песок, а он опять и опять без устали носил воду маленькими порциями. Я не выдержала и спросила, зачем он так делает — можно же вырыть канал, и вода сама придёт к стенам его замка. Но Лёшка только упрямо помотал своей кудрявой головой и сказал мне так: «Вода, которую я ношу, ценнее. Жители моего замка видят, как я её ношу, и думают: какой молодец, трудолюбивый и смелый мальчик!

Он не ленится и носит воду в ложке. Мы сложим про него легенду и будем всегда передавать из поколения в поколение… Так меня будут помнить долго-долго после того, как я состарюсь и умру». Лёшкина теория меня поразила. Не знаю, как жители того песочного замка, а я буду помнить Лёшку всю свою жизнь. 

Георгий, переводчик, 37 лет: 

- Когда я заканчивал университет, встречался с девушкой. Она меня сильно любила, а я был, как водится, совсем молодым дурачком. То да сё, в общем, мы с ней поссорились и разбежались. Потом я понял свою ошибку, мне стало с чем сравнивать, и я решил себя наказать. Глупо, по-детски — но вот так мне захотелось. Каждый вечер я ходил с работы пешком, самыми извилистыми и длинными путями, а пути были, поверьте, неблизкими. Даже когда зверски уставал, когда болел, когда бывал в подпитии. Мне казалось, так же долго и трудно, но я её верну. Я ходил так десять лет. Однажды я её встретил, когда шёл домой. И больше не отпустил. Уже восемь лет это моя жена. 

Марина, швея, 49 лет: 

- Я хорошо помню то платье. Это была свадьба моей племянницы. Оле досталось от жизни много пинков, как и мне, поэтому я душу вложила в её наряд. По большому счёту, его можно было сшить на машинке за несколько дней, а вышивку купить уже готовую и нашить на силуэт. Я, собственно, сначала так и планировала. Но потом руки сами потянулись вышивать. Это была огромная, кропотливая работа. Представь, что тебе надо вышить гладью батальную сцену. Даже при моей многолетней сноровке я колола себе пальцы, переделывала, перешивала… В этом платье Ольга была настолько прекрасна, что Мишка, теперь её муж, когда увидел невесту, застыл с раскрытым ртом. Я вспоминала себя, когда выходила замуж. Тогда мы с моим будущим мужем были студенты техникума, жили в общаге, а женились так и вовсе в обычной одежде и потёртой обуви. Я очень люблю Ольгу, она мне как дочь, а родителям всегда хочется, чтоб у их детей было всё, чего не было у них самих. 

Сергей, инженер, 40 лет: 

- Как-то мы с одной женщиной писали книгу. Глупая, наверно, была идея, но мы писали — каждый свою часть. Я уже был тогда много лет женат, но почему-то всё равно потянулся к ней. Умная, хороша собой. Само собой, ничего не получилось, расстались очень болезненно для обоих. Я это сделал, чтобы дать ей дорогу. Когда я осознал, что её больше нет в моей жизни, не выпускал из головы эту книгу. Делал иллюстрации, шлифовал текст, макетировал обложку — и всё это зная, что книга никогда не выйдет в свет. Какое-то время спустя, по какому-то вопросу мы коротко пообщались. Вечером я не выдержал и послал ей книгу по электронной почте. Она ответила почти сразу: «Это прекрасная книга. Замечательная». И тогда-то мне подумалось: при всех стараниях, правках, переделках это книга была задумана двоими и для двоих. Этот труд — только наш и для нас. Наша книга. Книга о нас.

Маша Митасова

Оригинал статьи можно найти на Официальном сайте газеты ДиаНовости