349 дней, 21 часов, 42 минуты

До всемирного дня диабета!

ЛИЧНЫЙ ОПЫТ Сергей Еминов 42 года моей сладкой жизни

Пошел военную поликлинику. ЛОР–врач выслушал, осмотрел меня и назначил прижигание гланд. Ходил на процедуры 2 недели. Но однажды ночью судорогой сильно свело обе ноги. Пошел уже к невропатологу. Она немедленно назначила анализы крови и мочи на сахар – сахар в крови был очень высоким.

Меня срочно положили в госпиталь, сразу назначили 3 инъекции инсулина и диету. Пролечился месяц и в удовлетворительном состоянии убыл к месту службы в Читу. О своей болезни сказал только командиру и старшему врачу, просил их об этом не распространяться. Не хотел, чтобы офицеры смотрели на меня как на больного.

По службе никаких скидок не просил. Наряды, дежурства, стрельбы, вождение техники, строевые смотры – все исполнял, как здоровые офицеры. Иначе меня просто уволили бы из армии и без пенсии. Сам я рос без родителей, детдомовец, и, конечно, воинская часть была моим домом родным.

В то время глюкометров еще и в помине не было. Купил оптический сахарометр для определения сахара в моче, по этим показателям судил о приблизительном количестве сахара в крови. Возвращаясь из очередных отпусков, в гражданских аптеках свободно покупал двухгодичный запас инсулина. Стоил он недорого.

С сахарным диабетом я 3 года прослужил в ГДР и ни разу не делал анализа крови на сахар в лабораториях. В конце 1969 г. меня перевели служить в Грозный, вскоре был назначен в политическое управление Бакинского округа ПВО в г.Баку начальником отделения. В системе округа была поликлиника и окружной военный госпиталь. Встал на учет и начал регулярно сдавать анализы. Показатели были более–менее нормальные.

Служба была связана с частыми и длительными командировками до 15–29 суток. Но где бы я ни был, всегда находил возможность в нужное время в укромном месте сделать инъекцию инсулина. За все время болезни не пропустил ни одной инъекции, будь я на охоте, рыбалке, в самолете, на пароходе, в поезде...

За все время службы в Вооруженных Силах, делая 3 инъекции инсулина в день, я ни разу не испытал предкоматозного и гипогликемического состояния. В окружном госпитале в Баку лежал только раз – чтобы проверить течение диабета и скорректировать дозу инсулина.

В 1980–м я уволился из Советской армии и стал жить в Гомеле. Поступил на работу в областной военкомат. Был уже женат, у меня росла дочь. И тут начались неприятности.

Три года пришлось снимать жилье в частном доме. Поздней осенью с соседом пилили и кололи дрова. В 2 часа ночи наступила кома. Спасла "скорая" – сделали вливание глюкозы. В следующий раз заготавливал дрова вечером, а в 11 утра, во время второго завтрака на работе, стал вдруг бессвязно говорить, махать руками, перекладывать предметы на столе, потерял полностью ориентацию.

Начальник отделения отвез меня домой. На дверях замок, ключа нет, машина уехала. Хорошо, что сотрудница военкомата узнала, где работала моя жена, сообщила ей. Когда подоспела жена, я уже без посторонней помощи начал немного приходить в себя.

После этого встал на учет в областном эндокринологическом диспансере. Покойный уже врач–эндокринолог Глускер Михаил Семенович быстро привел меня в нормальное состояние и велел измерять сахар крови дважды в день, утром и вечером.

Но гипокомы продолжались долго, особенно после работы на даче. Они были особенно опасны ночью и когда оставался дома один. Падал с кровати, ползком добирался до кухни, бил посуду...

Сейчас все это позади. Делаю себе 3 инъекции в сутки. В дни работы на даче утреннюю дозу короткого инсулина и ночную длинного снижаю на 4 единицы. Питание – 5 раз в сутки, в дни работы на даче – 6 раз.

На кухне и на столике перед диваном, где сплю, постоянно держу кружку со сладкой водой, варенье, хлеб. С собой в кармане всегда ношу плоскую фляжку со сладкой водой и конфеты.

Общее состояние с учетом возраста (78 лет) удовлетворительное. Вес с 1950 года, когда поступал в военное училище, и до настоящего времени один и тот же – 64 кг. Отклонения плюс–минус 2 кг. Много хожу, не пользуюсь лифтом, ежедневно занимаюсь утренней гимнастикой.

Что хотелось бы?

  1. Чтобы тест–полоски для глюкометров стоили дешевле.
  2. Чтобы врачам областных эндокринологических диспансеров предоставили право выписывать льготные рецепты на все лекарства, предусмотренные в соответствующем списке, а не только на инсулин.
  3. Чтобы в поликлиниках по месту жительства на медицинской карте делали запись: "Сахарный диабет – инсулин" и врачи принимали бы диабетиков по записи (талонам) без очереди.

До сих пор храню брошюру "Сахарный диабет" профессора Семена Григорьевича Генеса (издательство "Медицина", Москва, 1966 г.). Профессор пишет: "Страдающие сахарным диабетом, воспитавшие в себе сильную волю, строго выполняющие установленный режим жизни, труда, отдыха и питания, систематически проводящие назначенное лечение, на протяжении всей жизни остаются практически здоровыми людьми".

Так я и живу.