Одной из причин постоянного появления зебр на месте лошадей являются приятные и полезные взаимоотношения между фармацевтическими компаниями и врачами. Фармкомпании тратят в среднем по шесть тысяч долларов в год на каждого американского врача, чтобы заставить его использовать их лекарства. Специальные «консультанты» от фармкомпании, а на самом деле — продавцы, строят дружеские, выгодные отношения с врачами, приглашая их в рестораны, оказывая им любезности, принося образцы продукции.

Печальный факт, но большая часть информации о лекарствах, об их правильном и неправильном использовании попадает к врачам от производителей через консультантов и рекламу и медицинских журналах. А так как большинство клинических испытаний финансируется фармацевтическими компаниями, то отчеты о них — тоже ненадежный источник информации.

Комиссия, в состав которой вошли выдающиеся ученые, в том числе четыре нобелевских лауреата, изучила лекарственную проблему и пришла к выводу, что преступниками являются врачи и ученые, проводящие испытания лекарств. Комиссия посчитала, что клинические испытания лекарств проводятся «из рук вон плохо».

Управление контроля продуктов и лекарств выборочно проверило работу некоторых врачей, проводящих клинические испытания, и уличило двадцать процентов из них в неэтичном поведении, в том числе — в назначении неправильных доз лекарства и фальсификации записей.

По трети отчетов, проверенных Управлением, испытания вообще не проводились. Еще одна треть испытаний проводилась с нарушениями протокола. И только по одной трети испытаний были получены результаты, которые могут представлять научную ценность!

(«Журнал Американской медицинской ассоциации», 3 ноября 1975 года).

Несмотря на очевидную коррупцию в отношениях «фармкомпания — врач»

я не виню ни фармацевтические компании, ни их консультантов, ни правительственные агентства, которые призваны следить за такого рода деятельностью, ни пациентов, которые выпрашивают лекарства у врачей. Врачи располагают достаточным количеством фактов, чтобы понять, что же происходит.

Даже если лекарство полностью испытано и все его побочные эффекты и необходимые ограничения хорошо известны, наибольший вред причиняют врачи, бездумно выписывающие лекарства. В конце концов, это врачи заявляют, что обладают священными правами, и, соответственно, этическим превосходством. Фармацевтические компании занимаются бизнесом, делают деньги, а для этого им нужно продавать как можно больше своей продукции и как можно дороже.

И несмотря на то, что фармацевтические компании извратили научный процесс испытаний и сертификации лекарств, а также методы информирования о них врачей, производители тем не менее, выпуская лекарство на рынок, все-таки информируют врачей — хотя и хитроумным образом, — на что способно данное лекарство.

Фармацевтическим компаниям не приходится бороться с вкладышами к лекарствам, в которых пациентам разъясняются опасности и побочные эффекты, — Американская медицинская ассоциация делает это за них. Врачи либо преуменьшают опасности побочных эффектов, либо скрывают их все, якобы чтобы не подвергать опасности отношения между врачом и пациентом.

«Если я буду все объяснять своим пациентам, то мой рабочий день затянется до бесконечности» или «Если бы пациенты знали обо всем, что могут сделать эти лекарства, они бы никогда их не принимали».

Вместо того чтобы защищать пациентов, врачи защищают неприкосновенность отношений, которые основаны на невежестве. На слепой вере

Если бы врачи до сих пор следовали первому правилу врачевания: «Primum, non nocere», или «Главное — не навреди», им не пришлось бы поддерживать слепую веру в своих пациентах. Когда приходит время взвесить возможные риск и пользу, в первую очередь нужно думать о благополучии пациента.

Но это правило было усовершенствовано до абсурдно противоположного, что позволило врачу соизмерять риск и пользу в совершенно иной этической системе. Новое правило звучит: «Главное — что-нибудь сделать». Теперь пациент может пострадать, если не назначить ему чтонибудь — лекарство или какую-нибудь процедуру.

Будет ли от этого «чего-нибудь» какая-нибудь польза — к делу не относится (об этом даже спрашивать неприлично!). Принесет ли оно какойнибудь вред — еще менее важно. И если лечение настолько навредит пациенту, что он начнет жаловаться, врач просто скажет: «Научитесь с этим жить».

Конечно, врач и не подумает говорить так, пока не попробует на нем хоть одно лекарство

Врачам безраздельно принадлежит лозунг: «К лучшей жизни через химию». Врач потратит пару секунд на то, чтобы выписать рецепт, а обсуждение с пациентом питания, физкультуры, его работы и его душевных проблем займет гораздо больше времени, и врач успеет принять меньше пациентов.

При сдельной системе оплаты быстрое решение проблем при помощи химии приносит очевидные финансовые выгоды — и врачу, и аптекарю, и производителю лекарств.

Я думаю, что нужно взглянуть глубже, дело не только в деньгах. Одно из предположений — правда, довольно циничное, — что врачи на протяжении веков придерживались ошибочных идей.

Сравнив нынешние проблемы с лекарствами и полное пренебрежение стерильностью в XIX веке, лечение пиявками, кровопусканиями, слабительными, можно сделать вывод, что медицина всегда представляла опасность для большинства пациентов.

Эта причина и забота большинства врачей о финансовом вознаграждении помогают прояснить нынешнее положение пациента. Если пойти еще дальше, то можно докопаться до философских причин, которые я назвал бы теологией Современной Медицины. По иронии судьбы, эта теология является искаженным отображением некоторых аспектов христианской теологии.

Почти любая другая медицинская система, за исключением западной, придает огромное значение питанию. Однако «питанием» Современной Медицины являются лекарства.

Американский врач полностью игнорирует здоровое питание, за исключением редких, как правило, — неграмотных, обращений к различным «лечебным диетам» (для «лечения» подагры, диабета, для снижения содержания солей, для похудения, для снижения уровня холестерина). Тех, кто увлекается здоровым питанием, называют чудаками, ненормальными, экстремистами, радикалами и шарлатанами.

Изредка их называют еретиками, что правильней

Восточная медицина, напротив, признает важность правильного питания для здоровья и использует это знание. При взгляде на восточные религии вы обнаружите, что она также придает большое значение питанию для духовного здоровья человека. Но западная религия, а именно — христианство, совершила то же, что и Современная Медицина: сделала предметом поклонения святую, символическую пищу, вместо реальной. «Не то, что входит в уста, оскверняет человека; но то, что выходит из уст, оскверняет человека» (Матф., 15-11).

Возможно, в своем рвении ниспровергнуть диетические законы Ветхого Завета некоторые из ранних христианских лидеров зашли слишком далеко в противоположном направлении и совсем потеряли из виду здоровое питание. Несомненно, Современная Медицина ухватилась за подсказку и довела эту идею до крайности. Очевидно, когда дело касается здоровья человека, то, что входит в его уста, как минимум столь же важно, как и то, что выходит. Фактически то, что входит, предопределяет то, что выходит. До сих пор, если кто-нибудь осмеливался заявлять, что человек есть то, что он ест, Современная Медицина объявляла его еретиком или умственно отсталым.

Напротив, лекарства — вот «пища», наделенная магической «силой», рукотворный химикат, устремляющийся по вашим венам, чтобы принести добро или зло.

И снова, чтобы защитить себя от наркодилера Современной Медицины, вам нужно решительно возвести еретическую стену неверия. Не верьте своему врачу. Примите как факт, что любое лекарство опасно. Безопасных лекарств не существует. Илай Лилли * сам однажды сказал, что лекарство без побочных эффектов — не лекарство. К каждому лекарству нужно относиться с подозрением.

*  Илай Лилли (Lilly, Eli) (1838–1898) — фармацевт, полковник, основавший в 1876 году компанию Eli Lilly and Co. (Илай Лилли энд Ко). Эта химико-фармацевтическая компания производит медицинские товары, приборы и аппаратуру, продукты питания, косметические средства. Входит в список «Форчун-500» (Fortune 500) . Правление компании находится в г. Индианаполисе, шт. Индиана. — Прим. переводчика.

Это вдвойне относится к вам, если вы беременны

​На самом деле, вам и вашему ребенку будет только лучше, если вы будете держаться подальше от всех лекарств. Лекарство с минимумом побочных эффектов или вообще без таковых может быть безопасно для вас, но нанесет непоправимый вред развивающемуся плоду.

Очень многие лекарства выбрасываются на рынок задолго до того, как станет известно об их воздействии на плод. Если вы не хотите пожертвовать здоровьем вашего ребенка на благо науки и стать первыми, на ком проявятся побочные эффекты лекарства, не принимайте вообще никаких лекарств, если только это не вопрос жизни и смерти.

Это касается и аспирина. Несмотря на то, что человечество использует аспирин уже около восьмидесяти или более лет, врачам до сих пор неизвестен механизм его действия. И так как он столь дол го был «другом семьи», люди не могут осознать, что он небезопасен и имеет побочные эффекты.

Помимо самого распространенного побочного эффекта — желудочного кровотечения — аспирин может вызвать кровоизлияние под кожей головы новорожденного ребенка, если мать принимала его за семьдесят два часа до родов. Я часто спрашиваю, почему врачи всегда назначают «две таблетки» по пять гранов *, несмотря на то, что в продаже имеются таблетки по десять гран каждая. Не скрыта ли здесь какая-то магия чисел, когда необходимо принимать по пять чего-либо в виде двух таблеток?

*  1 гран = 0,0648 г.

Продолжение следует...