180 дней, 23 часов, 14 минуты

До всемирного дня диабета!

Системе выгодны больные люди, - конференция с Ольгой Богомолец

Системе выгодны больные люди, - конференция с Ольгой Богомолец
5256
0
медицина
04.03.2011

О медицинской реформе говорят уже очень давно. Один из экс-министров здравоохранения – Николай Полищук называл сумму 20 млрд грн в год – это теневой рынок медуслуг. В Конституции записана большая ложь о бесплатной медицине. Почему ничего не происходит?

Все реформы у нас делаются ради реформ.

Задача такая: есть здоровье и есть болезни. Продолжительность жизни и здоровье нации не зависит от медицины. Здоровье нации зависит от состояния экономики, политики. Если говорить о здоровье, то не важно, сколько денег вкладывается в медицину - важно, сколько денег вкладывается в профилактику Если говорить о здоровье, то не важно, сколько денег вкладывается в медицину - важно, сколько денег вкладывается в профилактику .

Направление, которое занимается здоровьем нации, у нас вообще не развивается.Здоровьем нации  должно заниматься не министерство, а премьер или президент.

А вот Минздрав должен заниматься лечением болезней – это другое направление. Больные люди должны получить своевременную, квалифицированную, качественную и доступную помощь.

Государство – это организм. В Украине идет онкологический процесс с метастазами по всем органам и системам. Форма лечения есть – самоорганизация. Есть люди, которые еще не взяты в тиски системы.

Уровень врачей не соответствует мировому, мы на 60-80 лет отстали от европейского здравоохранения. Какая модель медицины - скандинавская, израильская, американская ближе Украине?

Украине не подойдет ни одна из моделей. У Украины есть экономические и территориальные особенности. В стране много разбросанных сельских населенных пунктов, в которых нет никакой помощи, ни диагностической, ни квалифицированной. Уровень врачей не соответствует мировому, мы на 60-80 лет отстали от европейского здравоохранения. И есть крупные города, в которых сконцентрирован весь медицинский ум и вся медпомощь.

Например, есть управление здравоохранения города Киева. В подчинении этого управления находится 187 лечебно-профилактических учреждений. Казалось бы, мы должны иметь хотя бы понимание того, что происходит в городе Киеве и иметь статистику, кто чем и где болеет. Но параллельно в Киеве существует практически еще столько же  лечебных учреждений, которые не относятся к городу. Это Академия наук, Академия меднаук, институты, ведомственные закрытые медучреждения, которые никуда свою статистику не дают.

Т.е., ситуацию мы знаем только на 50%. Общего, системного отношения к здоровью нации нет, оно не выработано. Первая причина – это отсутствие человека системно мыслящего. Второе – нежелание.

Морально сейчас врачей превратили в людей, которые думают о том, чтобы зарабатывать деньги, вместо того, чтобы нести моральную ответственность перед нацией. 

У нас сейчас тех, «кто бросает уголь в топку», меньше, чем сидящих на иждивении  Без здоровья нации некому будет платить налоги, а без налогов не может существовать государственная система. У нас сейчас тех, «кто бросает уголь в топку», меньше, чем сидящих на иждивении. Количество пенсионеров, людей, находящихся в учреждениях пенитенциарной системы, детей, иждивенцев и инвалидов у нас сейчас больше, чем трудоспособного населения. Поэтому стоит вопрос о его увеличении. Давайте работать и кормить тех, которые не могут работать. Но пути решения этой задачи выбираются совершенно неверные.

Как и внедрение страховой медицины сейчас. Оно не приведет ни к улучшению жизни врачей, ни к улучшению качества медпомощи. Не время сейчас.

У меня есть знакомые, которые хотели организовать частную акушерско-гинекологическую клинику. Так вот врачи не хотят из государственных учреждений уходить в частные. Потому что в частном учреждении они сегодня зарабатывают меньше, чем вознаграждение, которое они получают от пациентов, работая на государственном оборудовании. Нет заинтересованности.

Есть страх и неверие в будущее в этой стране. Он имеет основания. У людей - страх потерять хотя бы то, что есть (бесплатную медицину – ред.). У врачей – страх потерять то, что они имеют, тот заработок, который им позволяет жить.  На уровне органов управления есть страх потерять бюджет и возможности его переформатировать в своих интересах. А что важно на высшем уровне – не совсем пока понятно.

Коррупционные скандалы  в Минздраве по поводу закупок  стали регулярными. Лекарства, автомобили, медтехника закупаются с наценкой у своих.  Что там происходит? При таком подходе денег на больных не хватит никогда.

Денег больше, чем нужно. Они просто не туда идут – они выливаются в решето Вы на 100% правы.

Сегодня денег больше, чем нужно. Они просто не туда идут – они выливаются в решето. Почему? Потому что вся эта система работает на себя, а не на обеспечение здоровья нации. Человек из этой системы не может изнутри изменить ее.

Нужно построить изначально новую систему и ввести ее в формат экономической целесообразности и экономического контроля.

Директор предприятия может видеть, сколько потрачено, сколько изготовили продукции, какую получили прибыль, и просчитать эффективность. В медицине можно сделать точно так же, но никто этого не делает.

Выявление одного больного туберкулезом в Украине стоит 10 тыс. долларов. Потому что его ищут не там Я на конференции спросила одного экс-министра здравоохранения, знает ли он, сколько обходится стране выявление одного туберкулезного больного. Он говорит: а зачем вам это нужно? А я посчитала: проведение профосмотров, сколько делается рентгенов, сколько стоит оборудование. Так вот выявление одного больного туберкулезом в Украине стоит 10 тыс. долларов. Потому что его ищут не там. А его еще нужно пролечить. А если он не хочет лечиться? Ему система создала такие условия: можно не работать, получать  питание, лечение, стать на очередь на квартирный учет и получить бесплатную квартиру.

Пути реформы известны. Важно, чтобы они были востребованы.

Каков критерий оценки работы больницы, за что больница сейчас получает деньги? Это койко-день. Чем больше в больнице лежит людей, чем дольше они лежат, тем на большее количество бюджетных средств больница может рассчитывать. Что делают в наших больницах? После операций, которые можно было сделать амбулаторно -  пациент мог 2-3 часа после вмешательства полежать и идти домой, он  лежит в больнице 3-5 дней – неделю. Столько, сколько нужно, чтобы закрыть койко-день. А стоимость койко-дня – неимоверная. Получается замкнутый круг. Тот показатель, который нужно изменить – на него все закручивается.

Медицинской системе сегодня не выгодно, чтобы люди выздоравливали. Ей выгодно, чтобы люди долго болели, тогда она предоставит государству чек: дайте денег.

В Украине можно сохранить миллиарды на ранней диагностике меланомы. Мы можем сохранить людям жизнь, сэкономить государству деньги на химиотерапии, операциях, и дать людям возможность работать, а не стать иждивенцами.  Мы сегодня рак вылечиваем за одну амбулаторную процедуру. Человеку не нужно ложиться в больницу. Человек приходит вовремя, мы делаем процедуру и он уходит домой. Только через месяц и через полгода он приходит на контроль. Он остается счастливым и трудоспособным.

Проблему с меланомой я могу сама решить на государственном уровне без бюджетного финансирования. На сегодняшний день своей деятельностью (рассказывая о признаках перерождения родинок) мы охватили уже 20% населения. И если онкологи раньше относились к нам настороженно, то сейчас говорят: «видно твою работу». Т.е. людей с такими диагнозами стало больше, они идут к врачам, но они раньше приходят. Выявляемость увеличивается – благодаря этому уменьшается смертность.

Мы можем так же решить все проблемы государства, связанные со здоровьем нации. 

Например, травматизм – это бич, о котором мало говорят. В одном из райцентров день города закончился 11 трупами. День города, день независимости – это молодые люди в возрасте до 25 лет, пьяные, сидящие за рулем, прыгающие в озеро, реку, в Днепр с моста. Это переломы позвоночников. Это заполненные морги. Это потеря самого ценного государственного ресурса.

К таким угрозам здоровью нации  Минздрав вообще никакого отношения не имеет. Должна быть специальная программа, с помощью которой мы могли бы оценить угрозу. Мы должны знать, сколько у нас трупов было после того или иного праздника. Мы должны оценить и понять, как нам нужно праздновать, чтобы не было такого результата.

Почему на должности в Министерство здравоохранения, в региональные управления и т.д. проводятся назначения по политический квотам?

Потому что так нужно политикам, чтобы эти должности были политическими. Я возглавляла Комиссию по здравоохранению в  Киеве 2 года. Я подготовила экономически обоснованный проект реформы. Была создана специальная программа, которая показала, где утекают деньги. Этот проект не был востребован вообще. Поэтому я свою деятельность в управленческом блоке прекратила. Я не могу там реализоваться.

Когда ты понимаешь, что можешь голову себе пробить или остаться без головы, что система тебя не хочет, естественно принимаешь решение делать что-то другое. Но я не опустила руки Когда ты понимаешь, что можешь голову себе пробить или остаться без головы, что система тебя не хочет, естественно принимаешь решение делать что-то другое. Но я не опустила руки. То, что я сейчас делаю – это первый шаг в построении новой системы. Я в следующие 5 лет решу проблему с ранней диагностикой меланомы в Украине – у меня нет никаких сомнений. И это я сделаю без каких-либо государственных инвестиций.

Сейчас мы создаем систему телемедицинской диагностики, над этим проектом работаем уже 3 года. Авторизированный врач сможет в любом областном, районном центре зайти в программу, сфотографировать новообразование, сделать дерматоскопию и отправить в центр в Киев, где находятся обученные специалисты. Я надеюсь, что в течение следующего года мы сможем обеспечить Украину доступом к реальным профессионалам.

Потом я возьмусь за следующий проект. Хорошо, если будет государственная поддержка, при том же уровне финансирования. Я денег не прошу. Я прошу понимания.

Правительство планирует ввести обязательный ежегодный медосмотр граждан. Это реальная идея, полезная? Что из этого может получиться?

Из этого может получиться очередная профанация. Правительству нужно показать, что оно заботится о здоровье нации, потому что здоровье нации катится в пропасть.

Но кто будет это выполнять? Кто будет проводить эти профосмотры? Кто будет контролировать результаты?

Дилетанты находятся практически на всех позициях В прошлом году я проехала всю Украину, осматривала детей-сирот. Уверена: в Украине экономического кризиса нет. Есть кризис профессионализма. Дилетанты находятся практически на всех позициях. Везде люди по политическим причинам занимают должности, на которых должны быть профессионалы. Эти чиновники пытаются угодить то одним, то другим. В результате, процессы, которые не должны иметь никакого отношения к политической жизни страны, разрушаются. Медицина находится на грани краха.

  Что могут предложить сделать: рентген, анализ крови, анализ мочи, консультация терапевта. Больше ничего. Хорошо, если этот ежегодный профосмотр поможет выявить, возможно, больных туберкулезом. А большая часть заболеваний не будет выявлена. На онкомаркеры никто не будет делать осмотра, потому что это слишком дорого.

В мире делают по-другому: нет массового осмотра, есть выделение групп. Есть понимание того, кого надо, например, обследовать на гипертонию. Если мы  сделаем вовремя это скрининговое обследование, выявим гипертонию и пролечим ее, то не нужно будет строить новый Центр сердца. Большинство инфарктов и инсультов, от которых гибнут наши молодые мужчины, - это следствие не лечения гипертонической болезни.

Точно так же с другими болезнями – нужно выделять группы риска.

Сейчас много разговоров о повышении пенсионного возраста. Можно его повышать? Медицинские показании к этому есть?

Если взять европейские показатели, то люди трудоспособны намного дольше установленного пенсионного возраста. Вопрос в другом - в Украине на сегодняшний день продолжительность жизни у мужчин и пенсионный возраст - практически одинаковы.

Если в Израиле, например, пенсионный возраст – 60-65 лет, то средняя продолжительность жизни у них 80-85 лет. Они успевают еще 20 лет пожить, причем не просто пожить, а отдохнуть – хорошо, уверенно, социально обеспеченными.

А что успевает наш человек, проработав всю жизнь и выйдя на пенсию, и на следующий год завершив свой жизненный путь?

Для Украины сегодня сначала надо увеличить продолжительность жизни, а потом - пенсионный возраст.

Что произошло с Больницей будущего? Власть молчит, инициаторы тоже молчат, спонсоры молчат...

Давайте говорить о том, что мы реально можем изменить. Мы можем сейчас обсуждать много таких проектов - мыльных пузырей. Они были разные, вплоть до одевания всего населения в медицинские маски и закупки медпрепаратов, которые никому не были нужны.

Манипуляции есть. Надо пытаться не быть манипулируемыми.

Минобразования планирует сокращение количества вузов. В сфере медицинского образования нужно сокращать количество вузов или студентов?

Я смотрю на этот вопрос с точки зрения не количества, а качества. Я – профессор Медуниверситета. У меня позавчера был праздник. За четыре года в группе появилось первых два умных студента. Когда читаю лекции, ищу умные глаза, ищу понимания. Я пытаюсь объяснить, почему им нужны эти знания. Но многим это не нужно. Есть такие, которым даже умственные способности не позволяют это понять. Они приходят, например, получив золотую медаль в отдаленном населенном пункте, купив тесты...

У нас есть недостаток во врачах только в сельской местности, но посадить там врача – тоже неправильно. Врач, сидящий там, уже не может ничего сделать, он там ничему не научится, он язык не выучит, он не будет ездить на конференции. Нужно менять систему. Сегодня нужна профилактическая система. Нужны элементарно машины, которые будут ездить по населенным пунктам. Проехали по всей Украине, что нужно прописали.

Надо вводить генетический паспорт гражданина– за этим будущее. У нас у всех есть родители, прародители. Если в семье есть гипертония, то не ждите до 45, пока гром грянет, в 30 вы должны купить тонометр и понимать, что вас ждет. Если есть в семье сахарный диабет, если есть рак матки – у каждого свой путь профилактики. Об этом пути должны говорить семейные врачи.

Как правильно выбирать лечебную косметику? На что обращать внимание: на состав, производителя, цену?

Для меня термин «лечебная косметика» не имеет места быть. Или лечебная – тогда средство прописывает доктор, или косметика – тогда покупайте в магазине.

Термин «лечебная косметика» - это рекламный трюк Термин «лечебная косметика» - это рекламный трюк.  Если в средстве есть лечебные вещества – его должен назначать врач и нести за это ответственность. По классификатору «косметическое средство» - это то средство, которое не имеет лечебного действия. Производители, чьи средства не проходят фармкомитеты, утверждают, что в этих средствах нет лечебных компонентов. А потом в рекламе пишут, что  это средство может вылечить.

Что касается цены, то крем, который стоит 50 грн., иногда не менее эффективен, чем крем за 500 грн. Главное – выбрать подходящее средство, которое будет принимать кожа.

Что касается лечебных кремов, то их нужно применять только по необходимости – лечить надо там, где нельзя не лечить. И это должен делать врач.

Что такое «Косметика Богомольца»? Вы к ней имеете отношение? Ее продают методом сетевого маркетинга.

Это мое больное место. Клиника доктора Богомолец и я лично к этой косметике не имеем никакого отношения. Мы ее не разрабатывали, не тестировали. Это просто бессовестное использование моего имени, имени моего прадеда, нашей медицинской династии в личных целях. На сегодняшний день, по законодательству, я не могу это прекратить, потому что производитель нигде не пишет «Косметика Богомольца», а только говорит.

Источник: http://focus.ua/