130 дней, 13 часов, 1 минуты

До всемирного дня диабета!

Александр Аметов: «В борьбе с диабетом мы опаздываем на 10–15 лет»

 

Где отстаём?

 
Татьяна Гурьянова, «АиФ.Здоровье»: Александр Сергеевич, в последнее время только и говорят, что о росте заболеваемости сахарным диабетом. Что мешает его сдерживать у нас в стране?
 
Александр Аметов:  Отсутствие системы, направленной на раннее выявление этого заболевания, в борьбе с которым мы опаздываем на 10–15 лет, обнаруживая его уже тогда, когда у человека развились серьёзные осложнения, когда у него поражаются почки, печень, нервная система, сосуды ног (вплоть до ампутации), сетчатка глаза (вплоть до слепоты).
 
Нередки и другие грозные осложнения сахарного диабета, которые могут протекать бессимптомно. И в этом — их самое большое коварство. Человек может нормально себя чувствовать и не подозревать, что находится у роковой черты. До тех пор, пока не попадёт, к примеру, на операционный стол и не столкнётся с плохо заживающей операционной раной.
 
— Но ведь многие из нас время от времени сдают анализ на уровень глюкозы крови натощак...
 
—  Этот анализ не всегда адекватно оценивается. В том числе врачами первичного звена, к которым чаще всего и обращаются наши пациенты.
 
Считается, что в норме сахар крови должен быть меньше 6–6,5 ммоль/л. А на самом деле это уже свидетельство того, что человек находится в зоне предиабета, когда в его организме уже развивается состояние глюкозотоксичности, которое тянет за собой целый шлейф гормональных, метаболических нарушений.
 
Но, вместо того чтобы остановить этот процесс, гасить пожар у нас начинают, когда упущено уже практически всё, когда обратного хода у болезни уже нет. Неудивительно, что, даже получая инсулин, большинство пациентов плохо компенсируют свою болезнь.
 

Не упустить время

 
— А если начать лечить диабет на этапе предиабета, остановить недуг можно?
 
—  Остановить — навряд ли, но затормозить его развитие, а главное, развитие осложнений диабета — да.
 
— И что же для этого нужно сделать?
 
—  Принципы управления предиабетом просты: контроль веса, адекватная физическая активность (не менее 10 тысяч шагов в день), рациональное питание (с ограничением жиров, легкоусвояемых углеводов и увеличением количества растительной пищи) и приём сахароснижающих препаратов.
 
— Препаратов?
 
—  Да. Сегодня во многих развитых странах мира принята идеология их раннего назначения, которая доказала высокую эффективность в борьбе с развитием диабета. И, чтобы донести это до руководства нашей медицин­ской отрасли, мы создали инициативную группу, которая готовит соответствующие рекомендации для Минздрава РФ.
 
— Думаете, государство на это пойдёт? Ведь это потребует колоссальных дополнительных расходов...
 
— На самом деле гораздо большие средства у государства уходят на лечение осложнений сахарного диабета, которые можно и нужно как можно раньше предупреждать.
 

Нужны перемены

 
— И всё же есть какие-то признаки, по которым можно вычислить у себя предиабет?
 
—  Есть. Это слабость, жажда, сухость во рту, частое мочеиспускание, внезапная потеря веса, зуд в промежности, в области живота, необъяснимые прыщи на теле. Это первые признаки повышения сахара крови.
 
Скрытые нарушения углеводного обмена также могут быть у тех, кто страдает ожирением, гипертонией и другими сердечно-сосудистыми заболеваниями.
 
— Этим людям нужно регулярно обследоваться?
 
— Совершенно верно. А также всем лицам старше 45 лет и тем, у кого сахарным диабетом страдали родители и другие ближайшие родст­венники. Хотя бы раз в год (а лучше чаще) им необходимо проверять уровень глюкозы крови натощак и после еды. И в случае превышения показателей выше 6,1 ммоль/л натощак и выше 11,1 ммоль/л через два часа после еды нужно срочно бежать к эндокринологу.
 
— Может, к диабетологу?
 
—  Такой специальности теперь нет. В прошлом году её у нас в стране упразднили, решив, что диабетом должны заниматься терапевты, многие из которых плохо разбираются в этом заболевании. И до тех пор, пока раннее предупреждение диабета не станет у нас национальной политикой, эпидемию этого недуга нам не остановить.
 
В Германии, например, каждый гражданин, когда ему исполняется сорок лет, получает конверт, в котором находится тест-полоска для определения сахара крови — напоминание о том, что он находится в зоне риска. Почему бы такую практику не ввести и у нас?
 

Факторы риска сахарного диабета 2‑го типа

 
  • Избыточная масса тела и ожирение (индекс массы тела — более 25 кг/м2).
  • Наличие близких родственников (родители, дедушки/бабушки или братья/сестры) с сахарным диабетом 2‑го типа).
  • Гестационный сахарный диабет, который возникает во время беременности или при рождении крупного ребёнка (более 4 кг).
  • Низкая физическая активность.
  • Артериальная гипертензия (давление — более 140/90 мм рт. ст.).
  • Холестерин высокой плотности («хороший») в крови — менее 0,9 ммоль/л и/или уровень три­глицеридов — более 2,82 ммоль/л.
  • Синдром поликистозных яичников (у женщин).
 
Татьяна Гурьянова
 
Фото: Volodymyr Baleha / Shutterstock.com

Комментарии:

Юрий Воропаев 24 Oct, 2016

Бред, пишут в чем не понимают

заголовок статьи не связан с текстом, ни о какой борьбе с диабетом речи нет.
особо улыбнуло:
"— Может, к диабетологу?

—  Такой специальности теперь нет. В прошлом году её у нас в стране упразднили, решив, что диабетом должны заниматься терапевты"
А эндокринолог чем занимается?