294 дней, 18 часов, 33 минуты

До всемирного дня диабета!

Девушка в Брянской области умерла из-за не выявленного вовремя диабета

 

По мнению родственников, ответственность за смерть подростка несут врачи, не сумевшие поставить правильный диагноз.

16-летняя жительница села Летяхи Брянской области Яна Г. была госпитализирована в центральную районную больницу посёлка городского типа Красная Гора утром 2 мая. Девушка жаловалась на затруднённое дыхание. Врачи диагностировали у девушки лёгочную инфекцию. Но уже к вечеру её состояние стало критическим. Реальную причину осложнений — диабет — врачи выявили, лишь когда Яна впала в кому. Ночью её отвезли в больницу ближайшего крупного города — Клинцы. Но, несмотря на старания врачей, спасти девушку не удалось.

«По данному факту возбуждено уголовное дело по статье 109 «Причинение смерти по неосторожности». В рамках уголовного дела будут произведены необходимые судебно-медицинские экспертизы. По их результатам можно будет дать оценку действиям врачей», — рассказал RT старший помощник по взаимодействию со СМИ Следственного управления СК по Брянской области Сергей Цыганок.

Родственники девушки опасаются, что расследование не будет доведено до конца. По словам Оксаны Рассказы, сестры погибшей, следователи до сих пор не изъяли амбулаторную карту погибшей. Женщина не исключает, что в самой больнице медики могли поправить данные в документах, чтобы «выставить себя в выгодном свете».

«Состояние нельзя было назвать тяжёлым»

По словам Рассказы, самочувствие Яны начало ухудшаться первого мая. Девушка начала жаловаться на одышку и проблемы с дыханием, пропал аппетит. Первоначально родители связали это с последствиями гриппа — им незадолго переболели все члены семьи.

На следующий день, не дождавшись улучшений, ребёнка отвели к сельскому фельдшеру. Он поставил предварительный диагноз — ОРВИ и настоял на госпитализации в райцентр.

«Когда я забирала Яну, она шла сама, разве что её немного поддерживали родители, — рассказывает RT фельдшер скорой помощи Ольга Бондарь. — Мы немного поговорили с ней, она рассказывала о платье, которое собиралась надеть на выпускной, и как она хочет поступать в медицинский институт. Тогда нельзя было назвать её состояние тяжёлым».

В Красногорской больнице у Яны взяли общий анализ крови и сделали рентген лёгких. Однако поставить точный диагноз не смогли. Врачи предполагали, что у девочки может быть лёгочная инфекция или неизвестная аллергическая реакция.

В обед состояние пациентки начало ухудшаться, а врачи по-прежнему не могли понять природу осложнений. Только в районе десяти вечера врачи провели анализ крови на сахар, показавший критический показатель — 26 ммоль/л. К этому моменту Яна уже впала в кому.

«Сами вогнали в кому»

Понимая, что своими силами спасти девочку не удастся, красногорские врачи отправили её в ЦРБ города Клинцы, который находится в 60 км от районной больницы.

Оповещать родителей девушки о возникших у неё осложнениях врачи не стали. По словам родственников, когда мать, уехавшая домой в Летяхи до ухудшения состояния дочери, звонила в больницу, ей ответили, что ребёнок спит. О том, что девушка впала в кому, она узнала от посторонней женщины, случайно увидевшей Яну в процедурном кабинете клиники. После этого мать поехала в Клинцы, что узнать о состоянии дочери.

Яну сразу поместили в реанимацию, однако спасти ей жизнь врачи не смогли. В девять утра 3 мая у неё произошла первая остановка сердца. В 23:50 врачи констатировали смерть пациентки.

В медицинских документах было указано, что смерть произошла в результате кетоацидотической комы на почве сахарного диабета.

Кроме того, врачи зафиксировали двустороннюю крупноочаговую пневмонию, которая могла развиться из-за того, что девочка около суток находилась на искусственной вентиляции лёгких.

По словам Оксаны Рассказы, доктора в Клинцах также обнаружили у девочки следы интоксикации неизвестными веществами. В связи с этим красногорские врачи выдвинули версию, что смерть Яны могла стать следствием либо попытки суицида, либо отравления таблетками для похудения.

Родственники погибшей в такую версию не верят.

«В Красногорской больнице мне сказали, что Яну капали от всего, — возмущается Рассказа. — Не понимая, что происходит, врачи ставили ей и глюкозу, и антибиотики, и антиаллергические препараты. Они сами и вогнали её в кому».

Запоздалый диагноз

После смерти девушки главврач Красногорской больницы Жанна Ефименко ушла в отпуск. Педиатр Валентина Гуринович от общения со СМИ отказалась. Своё решение она объяснила загруженностью на работе.

«Девушка умерла из-за того, что диабет не был своевременно выявлен, — констатировал один из сотрудников Красногорской ЦРБ, согласившийся прокомментировать ситуацию на условиях анонимности. — Надо было с самого начала определить уровень сахара в крови, а потом уже отправлять в Клинцы. У нас в клинике нет ни эндокринологического отделения, ни реанимации».

Медик также подтвердил факт введения девочке пятипроцентного раствора глюкозы, применение которого может быть опасно для больных диабетом. Однако это не могло спровоцировать летальный исход из-за незначительности объёма введённого лекарства.

По его словам, часть ответственности за смерть Яны лежит и на её родителях. Известно, что ещё за три недели до госпитализации Яна начала стремительно худеть и жаловалась на постоянную жажду. Это характерные признаки сахарного диабета. Родственники связывали эти симптомы с гриппом, которым тогда переболела почти вся семья.

«Сложно говорить, когда у девочки открылся диабет. Но у меня нет уверенности, что ребёнка удалось бы спасти, даже если бы её сразу отвезли в Клинцы», — заключил собеседник RT.

«Всех тяжёлых больных приходится возить за 60 километров»

Сегодня Красногорская ЦРБ переживает не самые лучшие времена. В настоящее время клиника, обслуживающая 15 тысяч человек, располагает всего 25 круглосуточными койками.

По словам медперсонала, ещё пять лет назад в одном только хирургическом отделении больницы было 45 коек. Но после постоянных сокращений к 2018 году их осталось только три. Несколько лет назад в клинике закрылась и собственная реанимация.

«У нас здесь полный бардак. Теперь всех тяжёлых больных приходится возить за 60 километров, в Клинцовскую больницу, — возмущается Бондарь. — Довезём, не довезём — это уже другой вопрос».