121 дней, 5 часов, 35 минуты

До всемирного дня диабета!

Диафон: Исповедь пессимиста с положительным финалом

ИСПОВЕДЬ ПЕССИМИСТА
С ПОЛОЖИТЕЛЬНЫМ ФИНАЛОМ
Предлагаем вашему вниманию монолог Ирины Станиславовны Коноваловой, диабетика с детства, присланный в редакцию из Нижнего Новгорода. Может, некоторые читатели не во всем согласятся с ней… Но как приятно читать строки благодарности, идущие от
всего сердца, в адрес общественного диабетического объединения, которое поддерживает людей с СД!
Терпимы ли мы к другим людям? Как мы относимся к тем, у кого есть проблемы со здоровьем? Так, проблема отсутствия терпимости к больным СПИДом стала уже притчей, и здесь хотя бы нетерпимость можно объяснить боязнью заразиться. А чем объяснить подобное отношение к больным сахарным диабетом? Наверное, об этом стоит поломать голову психологам.
В вашей газете есть и чат, и информация для тех, кому до 30. Но есть и такая читательская аудитория, и нас не мало, когда на «счетчике» недуга у пациента не менее тридцати лет. Наши истории включают в себя обычно много поражений и мало побед — в основном малых, житейских. И на всем — отпечаток диабета…

Я с юных лет — а мне сейчас пять¬десят — испытывала, как ни прискорбен подобный факт, самую настоящую дискриминацию по причине моего диабета.
Если бы я не научи¬лась скрывать свою болезнь, вообще бы ничего не добилась в жизни. Все же сумела получить, несмотря ни на какие испытания и трудности, высшее экономическое образование. Поступила работать по специальности, но не с первого раза, а лишь когда поняла, что нужно… купить медицинскую справку, где нет упоминания о сахарном диабете.
Но каково было мне ра¬ботать, скрывая свою жизненную за¬висимость от инъекций инсулина и режима питания, от перегрузок и нервных потрясений! Показать открыто, что пользуюсь шприц-ручкой на работе, измеряю сахар, было нельзя — сейчас конкуренция жесточайшая на любой приличной должности. И отношение коллег изменится, и начальства, и, возможно, увольнение забрезжит...
Оно и произошло, когда неожиданно у меня гипогликемия приключилась. Попытки защитить свои права человека ни к чему не привели, я лишь поняла, что если продолжу все эти разбирательства, повешу на себе окончательный ярлык с «волчьим билетом».
Что бы ни говорили о достижениях в современной диабетологии, добиться компенсации углеводного обмена, действительно, сложно, и «сахара», как бы я ни старалась, «гуляют» от 2 до 20 ммоль/л, а средний показатель гликированного гемоглобина — 7,7%. Говорила в больнице со своими ровесниками — у большинства те же проблемы.
Диабет — это по-прежнему достаточно тяжелая и изнурительная болезнь с известным исходом. Может быть, кому-то и везет, что тихо течет недуг, спокойно, но у большинства — как у меня, а то и еще хуже.
Как ни страшилась, а душа женщины запросила своё, и однажды я забеременела. Вынашивала дитя, очень старалась, все писаные указания исполняла. Но на всех этапах — от службы планирования семьи до консультации — все врачи не то что поддерживали, а, видно, боясь ответственности, делали большие глаза, пугали и всячески уговаривали сделать аборт. Но я родила, конечно же, через кесарево, и ребеночек хороший такой… Господи, храни сына моего…
Жить стало труднее: такая нагрузка легла на меня, не до себя уже было. Конечно, здоровье значительно ухудшалось, после беременности вообще «сахара» заскакали. Так длилось двадцать лет. И все это было в одиночку, со слезами и падением духа.
Несколько лет назад я познакомилась с Нижегородской диабетической лигой. С замечательными людьми, которые работают в ней. И я поняла: если бы Лига была создана много раньше, каких бы горестей я смогла избежать!
После первого разговора с руководителями Лиги (президент — В.И.Сентялов) — простыми и доступными людьми, знающими все о нашей жизни по своим личным испытаниям, — я пришла домой и … плакала. От радости и печали.
Нет, думаю, не столько болезнь склоняет диа¬бетика к депрессии, сколько чисто пси¬хологический аспект ее существования. Горькое осознание безысходности приходит — если ты лишена поддержки. Но как счастливо ощу¬щение, даже от разговора с теми, кто тебя доподлинно понимает. Даже кажется, что можно победить это прокля¬тие.
Но сколько людей ушло очень рано только потому, что не имели такой поддержки, какую сейчас предоставляет Нижегород¬ская лига! Сколько еще оди¬ноких людей живет рядом с нами, а мы и не знаем того! Сколько личных судеб не устроено у молодых! И сколько умирающих стари¬ков! Все они должны знать о Лиге.
Но самое главное, несмотря на работу, которую «лиговцы» исполняют, им-то самим мало кто помогает. И ремонта давно требует помещение, которое они арендуют, постоянно опасаясь, что не дадут льготу, не продлят аренду. И поддержка необходима их основной деятельности по обучению больных людей — хотя бы моральная.
По просьбе социальной защиты открыла Лига филиалы во всех районах города. Люди с диабетом «повалили», а такой наплыв инвалидов не входит в планы структур, предоставивших под филиалы комнатки. И… из всех районов Лигу попросили уйти — рухнула программа и большие затраты общественной организации в песок ушли. Справедливо ли это?
Как правило, официальные лица из структур, принимающих решения в здравоохранении, стараются не замечать нелегкий труд общественной организации, а то и раздражаются, если Лига вступается за больных при задержках инсулина, отказе от выдачи таблеток и прочего диабетического скарба.
Работают в Лиге молодые женщины, и у всех диабет, у кого с детства, как у меня, у кого — после беременности. Зарплаты у них небольшие, но как они помогают нам! Мы и идем к ним для душевной беседы, каждый к своей «защитнице» — кто к Оксане, кто к Ире, кто к Наталье Алексеевне.
Я часто посещаю Диабет-центр Лиги. И прошу людей власть имущих — раз нет у вас возможности создать на государственной основе подобное, эффективно работающее учреждение, нет специалистов по психологической помощи для неизлечимо больных людей, не созданы «школы диабета» в районах нашего огромного города — так помогите Нижегородской диабетической лиге в ее повседневной работе!
Трудно жить с диабетом. Общество должно об этом помнить. Потому что ник¬то не знает, что написано у нас на роду, все мы в группе риска. Может быть, диабет уже рядом с вами... он тихо подходит, бесшумно.
Знаю, что немало власть имущих людей и их родственников больны диабетом, глубоко соболезную, но и желаю понять. Если вы настолько в проблеме диабета — так почему же вы не в Лиге, почему не считаете нужным вложить толику своей энергии в общее дело борьбы с недугом, да и получить в ответ не меньше — информационную помощь, душевную поддержку.
Единством сильны нижегородцы, некогда Россию из небытия возродившие, не след нам, их потомкам, отвергать тех, кого диабет уже на¬стиг, не замечать тех, кто искренне и по зову сердца старается изо всех сил помочь, кто на переднем крае сражения с «эпидемией» диабета.
Желаю всем быть здоровыми и внима¬тельно добрыми друг к другу!
Может быть, я одинока в своем нытье, а кругом оптимисты с чувством уверенности в завтрашнем дне, тогда просто выслушайте и посочувствуйте. Если кто-то из моих ровесников всё же смог сломить прессинг болезни — расскажите всем, помогите нам восстать и обрести новые силы.

Ирина Коновалова,
Нижний Новгород

Оригинал статьи можно найти на Официальном сайте газеты ДиаНовости