146 дней, 1 часов, 54 минуты

До всемирного дня диабета!

Диапомощь: Тарусская «радуга» со швейцарским оттенком

ТАРУССКАЯ «РАДУГА»
СО ШВЕЙЦАРСКИМ ОТТЕНКОМ
Добраться до Тарусы довольно просто: сел в автобус у Теплого Стана и, прорвавшись сквозь утренние московские пробки, часа через три с половиной он доставит тебя в этот раскинувшийся на высоком берегу Оки старинный город, издавна привлекавший своими неписаными красотами людей творческих, поэтов и художников. Поблизости от автостанции реставрируется величественный Петропавловский храм, и здесь же можно обнаружить примету наших дней — маленький магазинчик «Диабетические продукты». Выбор в нём небогат, но вполне приемлем. По словам продавца Ольги, представлено то, что люди берут охотнее всего. А когда в течение 5 лет видишь одни и те же лица, знаешь их потребности уже наизусть. В ходу фруктовые соки «Сады Придонья», цикорий, ржаные хлебцы, вафли на фруктозе, печенье «Жар-птица», халва, пюре из стручков фасоли и т.д. — в общем то же, что и в столице.
В Тарусе около 10 тыс. жителей, столько же примерно в районе, а на учёте с диабетом 241 человек: 24 болеют СД первого типа, у остальных — второй тип. Как правило, это пожилые люди, живущие в деревнях, до центральной больницы далековато, и ехать на приём к врачу или в аптеку за лекарствами для них весьма проблематично.
Притихшее Вознесенье

Село Вознесенье расположено километрах в 20-ти от Тарусы, но попасть туда в середине дня оказалось делом непростым. Помог энтузиазм швейцарца Йорга Дусса, которого распутица ничуть не смущала, и его видавшая и не такое «Нива» уверенно мчалась по весеннему бездорожью. Судьба занесла Йорга на калужскую землю лет 12 назад, когда он — инженер по дереву — привёз в дар Тарусскому техникуму деревообрабатывающие станки. В то время Йорг не думал - не гадал, что задержится в этих краях надолго, полюбит их всем сердцем и приживётся тут с присущей его соотечественникам основательностью. Русского языка не знал вовсе, а теперь прекрасно овладел нашим говором и понимает всё с полуслова. Равнодушно глядеть на наши вымирающие деревни, неустроенный быт, на еле сводящих концы с концами стариков Йорг не мог. И будучи человеком не богатым, но предприимчивым и деятельным, начал оказывать не разовую, а постоянную поддержку тем, кто в ней остро нуждается. Каким образом? Обратился к швейцарским друзьям, подробно рассказал про российские чаяния и с их помощью в 2001 году учредил благотворительный фонд «Радуга». Пожертвования вносятся сюда небольшие — в среднем 30 евро в год от каждого дарителя, но этого хватает, чтобы снабжать питанием несколько сельских школ и детских садов, помогать больным, пенсионерам, многодетным семьям.
Жизненная философия Йорга: для добрых дел не нужны сказочные средства, достаточно твоей воли и желания. Родители Йорга католики. Он же говорит о себе: «Я просто христианин». Не важно, как вы креститесь: справа налево или наоборот. Его вера — жить по совести. Что он ежедневно подтверждает на собственном примере.
И на этот раз отправился в Вознесенье не с пустыми руками, а с пакетами продуктов и подарками. Несколько лет назад благодаря ему в этом селе открылись детский сад для 20 деток от 3 до 7 лет и амбулатория, заведует которой фельдшер Валентина Донская. Поскольку у неё и её 81-летней мамы диабет, то здешние «диапациенты» в зоне особого внимания. «В нашем селе 10 человек с СД, 5 — на инсулине. На всех один глюкометр, но споров по этому поводу не бывает, сосуществуем мы мирно и дружно», — рассказывает она.
Хотя в целом жизнь села словно в полусне — притихшая и не очень радостная. Прежде тут был животноводческий колхоз, выращивали пшеницу, овощи, картофель. Местные красоты запечатлел в одном из своих ранних фильмов Андрей Кончаловский. Тогда всё виделось в другом свете и было иначе. Сейчас работают лишь почта, школа, 2 детсада, библиотека с протекающей крышей и совсем плачевный вид имеет сгоревший ДК. Народ надеется, что если его всё же восстановят, то это событие как-то сможет оживить и украсить их жизнь. В обездоленно сиротском виде — с трещиной от купола до самого низа Храм Вознесения Христова. Где найти того, кто возьмётся за его реставрацию?
Но, несмотря на общее запустение, впечатление от села не тягостное. Ярко светило солнце, на детской площадке возились несколько малышей. Молодая семья, которую мы навестили, искренне обрадовалась гостям. У них 5 детей, мал мала меньше, обитают в прямом смысле в «избушке на курьих ножках», но добродушны и приветливы. Йорг хлопочет и систематически поддерживает таких сельчан. Заглянули к Валентине Романовне Цветовой: ей 71 год, 25 лет отработала санитаркой в больнице, вырастила двух сыновей. С 93 года у неё обнаружили СД, был инфаркт. Придерживается диеты, исправно принимает «Манинил 5», но жалуется, что хотя бы раз в месяц сахар прыгал бы до 12 ммоль/л. Пенсия — 3300 руб. Похоже, на эти же деньги живёт и сын, который в данный момент без работы. Отношения с ним сложные, больше дружит с котом Борисом. Но в доме чисто, прибрано, цветы на окнах. История Валентины Романовны типичная, но не самая тяжкая. Гораздо труднее совсем одиноким старикам, брошенным и никому не нужным. О них-то и заботится в первую очередь тарусская «Радуга».

Не превратиться в робота

Возглавляет Фонд давняя знакомая Йорга 76-летняя Моника Шаппо. Сейчас она живет с мужем в приюте для престарелых в Люцерне. Знает 6 языков, прекрасно говорит по-русски, играет на аккордеоне, обожает наши песни. Описать швейцарскую жизнь, по мнению Моники, не просто. Как ни рассказывай, получится искажённая картина. Чтобы понять и прочувствовать все нюансы, надо приехать и увидеть всё самому. «Вот у вас ругают Путина, но и на Западе его ругают, — говорит она — а это верный знак, что он делает то, что хорошо для России». Монике очень нравится у нас; как и Йорг, она симпатизирует нашей стране, любит приезжать в Тарусу, и мне повезло с ней познакомиться.
Чем покорила Россия швейцарцев? Просторами и тем, что здесь легко и вольно дышится. Йорг женился на русской девушке и обустраивает теперь в Тарусе два дома: собственный и для Фонда. «Меня восхищает ваш дух, ваша культура, ваши люди. На Западе всё настолько запрограммировано, что человек становится там роботом, заведенной машиной. А комфорт и уютный быт без тепла в сердце бессмыслен», — считает Йорг.
Параллельно со стройкой в зоне его внимания обязательные социальные проекты — доставка обедов школьникам, регулярные посещения престарелых, обеспечение путёвками в летние лагеря детей малоимущих семей. И сплотил вокруг себя он людей надёжных — ветеранов труда, бывших комсомолок, крепких женщин, на которых можно положиться. Все отличаются добросердечием. У финансиста Лидии Васильевны Утенковой ребёнок попал в аварию. «После пережитого, я всегда помогаю другим людям, — говорит она. — Поэтому очень обрадовалась, когда Йорг пригласил в свой Фонд».
Список текущих дел разнообразен: от походов по властным инстанциям, чтобы не продавали заповедные земли, до занятий с состоящими на учёте в милиции «трудными» подростками и посылок с одеждой и обувью тем, кто в них нуждается. Если поскрести по домашним шкафам и сундукам, там всегда найдутся вещи в хорошем состоянии, лежащие годами — почему бы не отдать их бедным людям? Йорг никогда не отказывает в просьбе: кому-то назначена глазная операция — отвезёт на машине. Обязательно навещают его помощницы бабушек и дедушек, лежащих в больнице, приносят передачи, меняют белье, поддерживают морально. А для человека с диабетом ласковое слово порою дороже всякого лекарства.

О мусоре и деньгах

Собираться — придумал один старичок, часто захаживавший в «Радугу» на огонёк. И уже после первой встречи, на которую пришли и пожилые, и молодые, так это всем пришлось по вкусу, так все оттаяли душой, что теперь праздничные дни — только вместе. Отмечаются юбилеи: кому-то стукнуло 80, кому-то 75, да любые поводы используются, чтобы не сидеть в четырёх стенах, а выйти из дома, пообщаться. Накрывают стол, песни поют, благо народ подобрался голосистый. И естественно не обходится без откровенного разговора «как на духу». На этот раз он касался «отцов и детей» и того, почему мы живем в России порою так нескладно. «Нам платили мало, — говорит бывший математик Галина Алексеевна Котова, — но мы об этом не думали и не страдали от отсутствия денег. А энтузиазма было через край. В школу ходили пешком по шесть часов, а на выходные — обязательно домой. Ещё и в клубе успевали поплясать. Откуда только силы брались? Думаю, от того, что верили: впереди всё будет хорошо. А у нынешней молодежи утрачены ориентиры, она во власти пустых материальных иллюзий. Все мысли, цели и устремления только к деньгам и к тому, как бы полегче их добыть, а трудиться никто особо не хочет. Мы, наверное, тоже в этом виноваты, потому что жили очень трудно и не хотели, чтобы дети испытали то же, что довелось пережить нам. Поэтому и воспитали их такими».
Нина Григорьевна Чуфистова убеждена, что всё разваливается, когда утрачены традиции. Переживает, что сократила свое производство знаменитая Тарусская вышивальная фабрика, где она работала. Прежде мама спешила на фабрику и дочка тянулась за ней, а теперь все стремятся только туда, где больше платят. Вообще народные промыслы России в жалком состоянии, а в них наш дух.
Инна Николаевна Петрова считает, что жизнь пошла наперекосяк, когда в обществе понизили роль учителя и врача. Раньше это были уважаемые профессии, а сейчас они унижены. На чём молодым строить жизнь, на что опереться, где и как нащупать стержень? Мало достойных примеров вокруг, в литературе, в кино, в театре. А из телевизора льётся зачастую разлагающая информация. И все её заглатывают…
«Молодежь боится будущего, ей страшно. У неё нет ясных перспектив, потому молодые такие деструктивные», — подаёт реплику Моника. Беседа переходит в практическую сферу. Её спрашивают, как в «Европах» с уборкой мусора? Вот уж, действительно, что в Швейцарии налажено и строго организовано. Хотя и там теперь уже не так чисто, как прежде. Моника объясняет это тем, что приехало много иностранцев, выходцев из Азии, Африки, бывшей Югославии. «У вас Альпы, у нас лопухи», — смеются тарусчанки, переживающие за российскую неприбранность и неприглядность. «Что это? Перед кладбищем, где захоронено столько знаменитостей, где водят постоянные экскурсии — без преувеличения —помойная яма. И никому словно и дела нет, все стыдливо отводят глаза, будто не замечая. В овраге тоже свалка…» — возмущаются они. Множество раз активистки «Радуги» ходили, убирали, подчищали. Но ни ног, ни рук на всё не хватает, за всем не уследишь…
В тот день было много хлопот, так что красивых песен я не услышала. Но своим сердечным теплом тарусские женщины согрели, а еще поразили открытостью и внутренним величием. Они прожили длинную, полную невзгод и треволнений жизнь. Но не очерствели, души их не износились, а глаза искрятся добрым светом. Многая лета вам, дорогие!
Вы наше российское сокровище. Швейцарец Йорг это увидел и оценил.

Татьяна Алексеева

Оригинал статьи можно найти на Официальном сайте газеты ДиаНовости