148 дней, 5 часов, 10 минуты

До всемирного дня диабета!

Эксперты ОНФ взяли на контроль проблему обеспечения лекарствами страдающей диабетом жительницы Башкирии

УФА, 11 авг 2015. /ИА «Башинформ», Галия Набиева/. Проблема получения инвалидности тринадцатилетней жительницей Башкортостана, которая страдает инсулинозависимым сахарным диабетом, в ближайшее время будет решена. Мать девочки обратилась в ходе «прямой линии» к Президенту России. Министерством труда РФ подготовлен новый проект приказа, уточняющий классификации и критерии установления инвалидности, на которые Президенту России и лидеру Народного фронта Владимиру Путину неоднократно жаловались граждане, лишившиеся льготных лекарств. Эксперты ОНФ считают, что ведомство должно не только скорректировать положения своего приказа, но и пересмотреть принятые с начала года на его основе решения экспертов медико-социальной экспертизы (МСЭ), сообщили в региональном штабе.
 
По словам эксперта Народного фронта по делам инвалидов, сопредседателя регионального штаба ОНФ в Московской области Александра Лысенко, необходимо создать независимую медико-социальную экспертизу, куда любой гражданин мог бы обратиться в поисках справедливого решения.
 
Напомним, с 1 января 2015 года в России введены новые классификации и критерии медико-социальной экспертизы граждан. Суть изменений в том, что группы инвалидности теперь устанавливаются на основе оценки выраженности стойких нарушений функций организма. Степени ограничения жизнедеятельности, такие как способность к самообслуживанию, самостоятельному передвижению, ориентации, общению, контролю своего поведения, обучению и трудовой деятельности, перестали быть ключевыми критериями. По мнению Минтруда и подведомственного ему Федерального бюро МСЭ, новые критерии позволили конкретизировать количественные оценки установления инвалидности и минимизировать субъективизм со стороны врачей-экспертов.
 
В ходе «прямой линии» с Владимиром Путиным в апреле этого года к нему обратилась жительница Башкортостана, тринадцатилетняя дочь которой страдает инсулинозависимым сахарным диабетом. На всех трех уровнях МСЭ — местном, региональном и федеральном — ребенку было отказано в повторном установлении инвалидности на основании новых классификаций и критериев. Наличие на протяжении нескольких предыдущих лет явных ограничений жизнедеятельности, резких и подчас опасных колебаний уровня сахара в крови не явилось поводом для подтверждения инвалидности в соответствии с новыми классификациями и критериями МСЭ.
 
«Необходимо найти решения данной проблемы, иначе ситуация становится странной. На данный момент сахарный диабет является неизлечимым заболеванием, и заболевший ребенок живет благодаря ежедневным неоднократным инъекциям, при этом каждую минуту может произойти потеря сознания и кома. Больные сахарным диабетом имеют огромные ограничения нормальной жизнедеятельности и нуждаются в социальной защите. При этом до «накопления» физиологических нарушений, согласно приказу №664н, инвалидность не может быть присвоена, — рассказал руководитель регионального исполкома ОНФ в РБ Виталий Брыкин. — Но подобные нарушения возникают через 15 лет болезни. Фактически, если исходить из приказа, дети, больные сахарным диабетом, просто лишаются инвалидности».
 
Александр Лысенко считает, что Минтруд должен внести уточнения в классификации и критерии МСЭ и скорректировать экспертные решения, вынесенные до вступления в силу нового приказа. Такие, как, например, в упомянутом выше случае в Республике Башкортостан. «Основанные на определении функциональных нарушений критерии степени тяжести инвалидности, бесспорно, повышают объективность экспертных решений. Но сегодня пока еще не разработаны единообразные методические подходы к установлению этих нарушений, исключающие субъективные отклонения в их количественной оценке. Поэтому даже с использованием этих, более точных, критериев при желании можно сфабриковать то решение, которое нужно эксперту, а не то, которое объективно соответствует степени тяжести инвалидности. Чтобы справедливо разрешать споры и разногласия в этой области, необходимо создание независимой медико-социальной экспертизы, куда любой гражданин мог бы обратиться в поисках справедливого решения. А это требует новых законодательных норм», — убежден Александр Лысенко.
 
По его мнению, полное исключение качественных показателей из числа критериев установления инвалидности вряд ли оправдано. Это означает возврат к медицинской модели инвалидности, основанной на представлениях об инвалиде как о больном человеке, у которого имеются стойкие анатомические и структурные нарушения организма. Снижение значимости показателей, характеризующих ограничения жизнедеятельности, может отразиться на качестве индивидуальной программы реабилитации инвалида (ребенка-инвалида). А ведь выработка основных направлений реабилитации и является главной задачей МСЭ.
 
«Дети с перечисленными заболеваниями, которым ранее после 1 января этого года инвалидность не была установлена, вправе в соответствии с действующим законодательством обратиться повторно в учреждения МСЭ для установления инвалидности в настоящее время», — подчеркивает сопредседатель регионального штаба ОНФ в Московской области.
 
По инициативе ОНФ решение проблем МСЭ запланировано в государственной программе «Доступная среда на 2011-2020 годы». Решение о создании условий доступности учреждений МСЭ для людей с инвалидностью было принято на расширенном заседании пяти рабочих групп ОНФ 25 февраля 2015 года. Общероссийский народный фронт будет осуществлять мониторинг деятельности учреждений МСЭ в рамках государственной программы «Доступная среда». Результаты мониторинга будут представлены Владимиру Путину.
 

Комментарии:

Алена Луценко и мама 11 Aug, 2015
Так и хочется выразиться оскорбительно в адрес этого человека, пишущего по всем сайтам под псевдонимом "илья сидоров" подобные этому высказывания. Такое впечатление, что выполняет чей-то заказ. Но в силу воспитания не могу себе этого позволить. На себе в полной мере прочувствовала снятие с ребенка статуса "ребенок-инвалид". Три месяца пытались получить по региональному бюджету положенное ребенку с СД 1 типа. Все тщетно. А на федеральном бюджете дети-инвалиды все получали. Сейчас нам инвалидность вернули, тоже прошли все круги этого ада, инстанции МСЭ и на всех уровнях были отказы. Нашим детям с СД (и не только детям) инвалидность нужна как воздух, чтобы выжить. Когда у нас в России будут всем без исключения выдавать бесплатно хороший инсулин, ставить помпы, выдавать бесплатно лекарственные препараты для профилактики и лечения осложнений диабета, а также платить пособия для особенного питания диабетикам (как в европейских странах), тогда нашим детям и взрослым, больным инсулинозависимым СД инвалидность будет не нужна.Не искажайте действительность, "ильясидоров", не болеет в России половина населения инсулинозависимым диабетом. Вы в проблеме сахарного диабета полный профан, исходя из ваших умозаключений. Вы, по-ходу смешиваете два типа диабета в одну кучу. В России зарегистрировано 3,549 миллиона человек, больных сахарным диабетом. Первый тип диабета (инсулинозависимые) — у 316 тысяч человек, второй тип (инсулиннезависимые) — у 3,232 миллиона человек", — сказал главный внештатный специалист-эндокринолог Минздрава России, президент РАМН Иван Дедов в интервью РИА Новости. 316 тысяч инсулинозависимых , из них 26 тысяч детей и подростков - это капля в море в масштабах нашего государства и лишать их господдержки, я считаю- преступно.
Алена Луценко и мама 11 Aug, 2015
"Социально-медицинский" способ экономии"
Людей лишают пенсии по инвалидности, объявляя их трудоспособными

Все проведенные в последние время реформы пенсионного обеспечения возлагавшихся на них задач не решили, а сама идея накопительной системы оказалась не только концептуально необоснованной, но и плохо рассчитанной. Концептуально ее порочность была в том, что само право гражданина на достойную пенсию, записанное в Конституции, превратилось в его обязанность копить самому себе средства на старость. Эта идея лицемерна по сути, потому что право копить деньги невозможно отнять в принципе.

Процент же, который в пенсионной системе человек может получить от накопления, по исходным правилам меньше, чем процент, который он может получить от тех же накоплений, помещенных в банк. С той разницей, что каким бы ни был его "белый доход" и сколько бы его фонд накопления не составил, он не может получать пенсию больше заранее определенной суммы – на сегодняшний день это около 12 тысяч рублей. То есть, в советском измерении, это примерно 60 рублей того времени, в два раза меньше, чем мог получить пенсионер в 70-80-х годах. При этом, как признался премьер Медведев, оказалось, что человек, попавший по году своего рождения в накопительную систему, получит меньшую пенсию, чем тот, кто в нее не попал. А Пенсионный фонд живет с нарастающим дефицитом, который сегодня составляет триллион рублей.

С точки зрения нормальной логики, субъект, которому не хватает денег для выполнения своих финансовых обязательств, ищет пути их заработать, то есть что-то произвести и реализовать, обеспечив возрастание стоимости. Но люди, осуществляющие экономическую власть в России, категориями "произвести" не мыслят. Они мыслят категориями "распродать", "занять", "отобрать", "поделить" и особенно – "сократить расходы".

Однако официальная государственная политика требует повышать социальные выплаты, в том числе и пенсии. Значит, при существующей ущербной логике экономических властей, нужно либо собрать у кого-то больше денег, либо доходы на одного человека повысить, но число тех, кому их выплачивают – сократить. Отсюда, в частности, и вытекает идея повышения пенсионного возраста: платить меньшему количеству людей и в течение меньшего периода времени. Кроме того, пока они будут работать, собирать с них налоги.

Пока это сделать не удается, но сократить расходы очень хочется. Встает вопрос о том, как официально ничего не пересматривая, уменьшить число тех, кому нужно платить. Сократить число пенсионеров по возрасту не удается. Но есть категория пенсионеров по инвалидности. В Москве, например, таких, по имеющимся данным, 1,2 млн. человек. Москва – это 10 % населения страны, выходит, что в целом по России их около 12 миллионов человек. При пенсии в 10 тысяч рублей это уже составляет сумму в 120 миллиардов. Кроме того, инвалид имеет право на бесплатные лекарства, бесплатный проезд в транспорте, санаторное обеспечение, льготы по коммунальным платежам. Все вместе это дает сумму, сопоставимую с суммой самой пенсии.

Уменьшение числа инвалидов хотя бы на 10 % – это уже под 20 миллиардов рублей в год. Но лишить человека пенсии по возрасту невозможно. Лишить пенсии по инвалидности – можно, если объявить инвалида здоровым. Ведь четких критериев предоставления инвалидности нет. Формально их три: ограничение способности выполнять трудовую деятельность, ограничение способности к передвижению, ограничение способности самообслуживания.

Есть у человека такие ограничения в результате его заболевания или нет, решают в бюро медико-социальной экспертизы, где существует трехуровневая система: местное бюро, главное бюро по субъекту Федерации, федеральное бюро. В них работают эксперты, формально считающиеся врачами. Но сегодня это не медики, профессионально связанные с лечением и обладающие компетенцией в оценке здоровья. Большая часть экспертов вообще не имеют отношения к здравоохранению – это чиновники Министерства труда.

Сегодня эксперты бюро не имеют врачебных обязательств перед больными и лечащим учреждением. Но они имеют служебные обязательства перед начальством. Состояние здоровья человека их в принципе не волнует. Зато они могут произнести замечательную фразу: "Заболевания у вас есть, они тяжелые, но ограничений трудоспособности мы у вас не находим". Так они выполняют указания начальства – экономить средства. То есть, по возможности, новых инвалидов инвалидами не признавать, а у старых инвалидность либо снимать вообще, либо снижать группу.

При этом освидетельствование вообще проходит своеобразно. Человек приходит в назначенный ему день, перед этим пройдя осмотр врачей своей поликлиники, и представив заключение стационара, если он проходил в нем лечение. На этом этапе его смотрят именно профильные специалисты, дающие заключение, касающиеся его здоровья. Но окончательное решение о предоставлении или подтверждении инвалидности (ее, кстати, нужно подтверждать каждый год в течении пяти лет после первого предоставления) принимает бюро медико-социальной экспертизы.

Однако, во-первых, никакой комиссии может и не быть – председатель бюро позже просто подпишет акт у не присутствовавших на осмотре членов комиссии. Во-вторых, все заключения лечебных учреждений вообще не играют никакой роли. Даже если там написано, что у больного был инсульт, инфаркт или выявлена острая почечная недостаточность, "эксперт" с усмешкой может заявить: "Я ограничений в жизнедеятельности не нахожу. А лечащие врачи устанавливать ее некомпетентны".

Формально у вас есть право обжаловать это решение – вам выдадут бланк, и в течении трех дней дело вместе с апелляцией будет передано в вышестоящее бюро. Но вполне очевидно, что эта организация сделает все возможное, чтобы оправдать действия своих низовых коллег. Правда, здесь с вами будут обращаться более пристойно, чем раньше.

Еще одна деталь: готовьтесь к тому, что при работе экспертов будет присутствовать молодой человек в штатском, который, если его спросить, представится юристом. Он может сдержанно, но начальственным тоном обрывать экспертов, если они попытаются признать, что проблемы с трудоспособностью у пациента все же существуют. Он похож одновременно и на "силовика", и на фининспектора, контролирующего расход средств.

Здесь тоже можно обжаловать решение – вам опять выдадут бланк и сами отвезут дело в федеральное бюро МСЭ... Но система понятна – экономия будет обеспечена. Если правительство требует сократить число получающих социальные выплаты, это требование исполняют. Можно, конечно, подать на экспертов в суд, но в современной России суды не защищают человека.
Раис Гималетдинов 13 Aug, 2015

поддержка

Вы молодец мама Алены! Я никогда и нигде такого объективного освещения в деталях деятельности этих МСЭ не читал еще. Хотелось бы чтобы Вы и далее писали про проблему установления инвалидности и деятельности МСЭ. Вели активную деятельность по защите больных диабетом. Судя по Вашей статье Вы очень грамотный и умный человек! Могу ли я рассчитывать на контакт с Вами в целях поддержки Вас в этой борьбе?
Валентин Федько 14 Aug, 2015
Для всяких умников разжевываю, инвалидность это не только корочка. Хоть малые но деньги (на те же полоски и питание). Плюс льготы по квартплате, обучению и т д. Помимо этого направление в санаторий и другое обеспечение лекарствами по федеральному а не региональному бюджету ........ Дальше перечислять ??? У нас в Башкирии скоро на инвалидности остануться только жирные боровы с госструктур с остальных со всех поснимали для экономии бюджета.
Валентин Федько 15 Aug, 2015
Заслужить инвалидность ??? То есть вместо того что бы государство заранее помогло как можно дольше сохранить себя без осложнений, надо угробить себя и перед кончиной получить подачку ??? Да уж .... слова больного .... и не только диабетом.