203 дней, 8 часов, 0 минуты

До всемирного дня диабета!

Диагрань: чему Милан научил Галину

Галине нравится эта красивая приветливая страна, она восхищается её стабильностью, порядком и чистотой. Не говоря уже о живописной природе, знаменитых озерах, целебных источниках, оливковых рощах, плантациях винограда, из которого изготавливают изысканные словенские вина. Как любит она теперь путешествовать по этим заповедным ухоженным уголкам! Хотя сколько сомневалась, сопротивлялась, да и вовсе не хотела сюда ехать, когда познакомилась со своим Миланом в Ростове-на-Дону. Долго-предолго он её уговаривал стать женой и добился-таки руки и сердца, потому что, будучи человеком серьёзным и основательным, привык, поставив задачу, решать её. Ему было 42, ей 38 — и вспыхнула искра, загорелась любовь. Его ум, обаяние, доброта и глубокие глаза-вишни покорили, сразили, увлекли. В нём была какая-то особая притягательность, удивительная несовременность и столь редкая нынче интеллигентность. Галя говорит, что и в сорок, и в пятьдесят он очень походил на настоящего старого интеллигента, о которых она больше читала в книжках, чем встречала в жизни. А тут вдруг увидела воочию, не предполагая, что такие замечательные люди ещё водятся…

Милан Весич получил в Люблянском университете экономическое образование и представлял у нас различные словенские торгово-промышленные фирмы. Он был в полном расцвете сил, активен, бодр, полон энергии и замыслов. Дела в ростовском представительстве его компании шли успешно, никаких огорчений не предвиделось. Но в один не самый удачный день ситуация резко изменилась.

Не лучшие времена

Большие огорошившие Милана проблемы нагрянули внезапно. Бизнес по разным неожиданным причинам застопорился, и просуществовавшее три года ростовское отделение его компании пришлось закрыть и уехать из теплого южного города. Настроение было соответствующее, но в плане здоровья Милан ни на что не жаловался. Правда, чуткая Галина, тоже взволнованная происходящим, стала замечать неладное. Обладавший плотным телосложением её муж осунулся, кожа у него обвисла и, хотя ел вроде бы нормально, начал худеть: за месяц-два сбросил больше 6 кг. Стрессовая ситуация нарастала, и именно это скорее всего, по мнению Гали, спровоцировало некий разрушительный процесс в организме.

А однажды, после вкусного обильного обеда, когда они выходили из ресторана, его зашатало, повело в сторону, и он чуть не потерял сознание. Тут уже Галина настояла на том, что надо обратиться к врачу. Сахар крови был 18 ммоль/л. Милан прошёл полное обследование, и диагноз не вызывал сомнений. Это было, несомненно, сильным психологическим ударом. Единственное, что обнадёживало — внимание к его состоянию словенских специалистов. Система здравоохранения в Словении серьёзная. Ежедневные анализы, тщательная проверка всех органов и чувствительности конечностей — к этому пришлось привыкнуть. Сосуды ног наблюдали особо, поскольку они оказались самым слабым местом у Милана. Пальцы смазывали и массировали каждый день. Теперь это он уже проделывает самостоятельно, как и принимает прописанные таблетки, а их, надо сказать, немало. Благо стоимость лекарств входит в медицинскую страховку.

Что изменилось

Расспрашиваю Галю, что привнёс в их отношения СД, как изменилась жизнь и каким образом они приспосабливались к новым обстоятельствам.

- Сперва было тяжело психологически, — говорит она. — Мы судорожно пытались сажать его на какие-то диеты, ограничивать питание в сладком и жирном и т.д. Но постепенно всё успокоилось и вошло в нормальное русло. Милан ежедневно контролирует сахар крови, ежемесячно навещает своего доктора. Ограничил себя в курении. Хотя совсем бросить пока не может: 5-6 сигарет в день вместо прежней пачки, а то и двух. От дел он не отошёл, но командировки как длительные, так и короткие вынужден был оставить. Работает больше по Интернету, разумеется, не столь интенсивно, как прежде. Зато катается на велосипеде и совершает в любую погоду обязательную пешую часовую прогулку. Это уже стало привычкой, что меня очень радует. Я пыталась его привлечь к фитнесу, плаванию, но он выбрал хождение.

- А когда Милану назначили операцию сердечного шунтирования, ты переживала?

- Безусловно. Это случилось в прошлом году. Он по показаниям и назначению доктора ждал очереди несколько месяцев. Слава Богу, всё обошлось благополучно и зажило. В Словении это уже довольно рутинная операция, которая не считается чем-то крайне сложным и проводится бесплатно. Кстати в России настороженно относятся к аспирину, а Милан принимает его как кроворазжижающий препарат и эффект положительный. Конечно, доза должна подбираться весьма тщательно и за этим должен следить врач.

- А экономическая сторона вас напрягала?

- До пенсии, когда всё это на нас свалилось, Милану было ещё далеко. Средняя пенсия в Словении в районе 1200 евро, и её назначают в 65 лет. Но сейчас он получает по инвалидности около 800 евро и, в общем, можно не бедствовать, хотя и не роскошествовать. Мы скромно живём, хотя по российским меркам, наверное, вполне пристойно.

- Какие главные выводы ты извлекла для себя, оказавшись в такой ситуации?

- Первое — надо сохранять спокойствие. Второе — не сидеть на месте. Тот, кто двигается — живёт.

Если честно, я ведь тоже очень испугалась. Но вида не подавала, стремилась поддерживать его морально, говорила: Милан, всё устроится, люди живут без ног и без рук, а у тебя всё на месте. Переживём, выдюжим. Мы очень много разговаривали, проговаривали всё, что накопилось. И он поверил, моя уверенность передалась ему. Он, как и я, оптимист, и это помогло ему не сломиться, да, между прочим, и мне заняться собой. Потому что с тех пор, как Милан заболел, я начала ходить на занятия фитнесом, следить за весом, за тем, что я ем. На нашем столе круглогодично непременный грейпфрут —очень полезный; всем советую включить его в рацион.

Татьяна Петрова

Оригинал статьи можно найти на Официальном сайте газеты ДиаНовости