174 дней, 14 часов, 29 минуты

До всемирного дня диабета!

Мадс Крогсгор Томсен: «Создание инсулина в таблетках – наша цель на ближайшее будущее»

 Датская фармацевтическая компания «Ново Нордиск», являющаяся мировым лидером в области лечения сахарного диабета, активно развивается на российском рынке. Исполнительный вице-президент по научным исследованиям и разработкам Мадс Крогсгор Томсен рассказал корреспонденту РИА АМИ, в чем секрет успеха, какие лекарства появятся в скором будущем, и о своем участии в судьбе предприятия с более чем 90-летней историей.

Господин Томсен, расскажите, пожалуйста, каким был ваш путь на пост вице-президента по научным исследованиям и разработкам в области сахарного диабета?

В компании «Ново Нордиск» я работаю более 20 лет. До того, как стать членом команды, получил степень доктора наук, и, хотя готовился, в основном, к работе в сфере иммунологии, все же стал заниматься сахарным диабетом. В 1994 году меня назначили старшим вице-президентом по научным исследованиям и разработкам в области сахарного диабета, а в 2000 году — научным руководителем компании.

Чему больше посвящена деятельность вашей компании — научным исследованиям, или изобретениям?

Одним из приоритетов «Ново Нордиск» является ориентация на науку, которую невозможно отделить от индустрии. Это так называемый «эффект пинг-понга», когда ученые, совершившие первоначальное открытие, поддерживают постоянную взаимосвязь с технологами, разрабатывающими лекарство. В итоге из нестабильного вещества получается готовый продукт, который может помочь людям. Так было с глюкагоноподобным пептидом-1 (ГПП-1), аналог которого является действующим компонентом препарата виктоза (Victoza). Пептид открыли около 25 лет назад практически одновременно ученые из Великобритании, Германии, США и Дании. Первоначально срок «жизни» вещества в лабораторных условиях составлял не более двух минут, но позже, благодаря небольшим инженерным изменениям, удалось получить препарат, работающий 24 часа, а затем – целую неделю. Это можно назвать научным чудом. При этом технология постоянно развивается, компания предлагает все новые поколения лекарств, каждое из которых становится лучше и безопаснее предыдущего.

Планируете ли вы работать с российскими учеными?

Конечно, говоря о науке, нельзя не отметить и Россию, славящуюся своими учеными. Сотрудничество уже налажено, и мы надеемся, что оно будет продолжаться. «Ново Нордиск» давно стала международной компанией, у нее есть филиалы в США, Германии, Англии, Китае и других странах. Мне бы хотелось, чтобы компания была представлена во всем мире. Это наша задача – работать на глобализацию, ведя поиск научных талантов, в том числе — в России, ведь у вас проживает около 145 миллионов человек. Сравните с Данией, где численность населения не превышает 5,5 миллиона.

Как строится деятельность центров научных разработок компании, к примеру, в США и Китае? Легко ли преодолевать различия в менталитете при внедрении корпоративных ценностей?

При работе с иностранными партнерами применяется особый подход, учитывающий научный менталитет и особенности каждого. Одним из элементов кадровой политики является планирование карьеры сотрудника на 10 лет вперед, возможность его обучения. В Сиэтле (США) находится центр иммунологических исследований. В его лабораториях исследователи, многие из которых являются выпускниками Университета Вашингтона и имеют ученые степени, применяют свой опыт и знания в создании лекарств от таких заболеваний, как артрит и болезнь Крона.

Что касается деятельности компании в Китае, начавшейся в 1997 году с открытия небольшой лаборатории, то первые сложности преодолевались путем поэтапного освоения технологии. Проводились обмены студентами, продолжавшиеся от полугода до двух-трех лет. Даже директор китайского предприятия 7 лет проучился в Гарвардском университете в США. Обмен научными знаниями между Китаем и западным миром — то, на что компания сделала ставку, и не проиграла. Это помогло преодолеть догматизм в ментальности китайских партнеров, присущий им исторически. Буквальное следование установкам и отсутствие междисциплинарного подхода не принесли бы успеха. Иными словами, каждый сотрудник не должен концентрироваться только на том элементе, за который он отвечает, а должен смотреть на производство шире, мыслить критически.

Другим важным элементом стала постепенность формирования производственного процесса. За освоением технологии создания белков последовало знакомство с иммунологической технологией. Высокая скорость производства и высокое качество лекарств — основные критерии перехода на следующий уровень. Сейчас объем производства в Китае составляет уже 30-40% от того, что создается в Дании – центре научных разработок компании, в частности связанных с ГПП-1.

Как вам удается правильно расставлять приоритеты, ведя при этом несколько крупных проектов?

Несмотря на то, что компания уже является мировым лидером по производству лекарств от сахарного диабета, мы, продолжая научные разработки в этой области, работаем еще с терапией гормоном роста и лечением гемофилии.

Учитывая расходы на разработку лекарств, необходимо уметь выделять наиболее важные цели. К примеру, 1 миллиард долларов из почти двухмиллиардного бюджета, выделенного на создание лекарства виктоза, ушел только на разработку действующей молекулы. Закрытие проектов в таких условиях — не редкость. При том, что большинство молекул не получают 50% успеха, а средняя величина успешности одного лекарства в отрасли не превышает 9-10%, компании удается придерживаться планки 30-40% в своей главной «стихии» — области лечения сахарного диабета.

Умение создавать белки и делать на их основе лекарства, позволяет уделять внимание и другим клиническим направлениям, например, аутоиммунным заболеваниям: системной красной волчанке, болезни Крона, синдрому раздраженного кишечника. Однако в этой нише игра с конкурентами идет на равных. С точки зрения статистики нет никаких преимуществ, и, хотя мы используем весь свой 90-летний опыт создания противодиабетических лекарств, все равно приходится нелегко.

Почему бы в этом случае не сконцентрироваться только на работе в области сахарного диабета?

Мы придерживаемся установки, что исследование и производство препаратов для лечения сахарного диабета должны все время совершенствоваться и получать инвестиции. Однако накопленные знания и технологии позволяют подняться, к примеру, от уровня сахарного диабета 1 типа до других аутоиммунных заболеваний. Иными словами, от производства белков можно перейти к моноклональным антителам.

При этом, развиваться в других сферах непросто, ведь за столько лет работы у людей уже сформировался образ «Ново Нордиск» именно как производителя противодиабетических лекарств.

Опишите вашу позицию по отношению к другим фармацевтическим компаниям.

Что касается конкурентов, «Ново Нордиск», отдает себе отчет в необходимости постоянного развития и усовершенствования для удерживания пальмы первенства. Ведь даже в области своего бесспорного лидерства – сахарного диабета, — где компании принадлежат 25% всего мирового рынка этих лекарств, у нас есть соперники – препараты «Januvia» фирмы «Merck» и «Lantus» от «Sanofi-Aventis».

В связи с этим создаются новые препараты, которые, в сочетании с уже имеющимися, повысят эффективность борьбы с диабетом. К таковым относятся инсулин длительного действия «Degludec» и комбинированный препарат «IDegLira», проходящие сейчас клинические испытания. Результаты исследований их взаимодействия с виктозой должны быть представлены в 2013 году, хотя уже сейчас их можно назвать многообещающими.

У «Ново Нордиск» также есть успехи и в других областях – согласно мировому рейтингу, компания вышла на первое место среди производителей гормона роста, обогнав «Pfizer». Однако в сфере гормональной заместительной терапии для женщин мы все еще остаемся вторыми.

Для того, чтобы сделать продукцию максимально привлекательной для потребителей, специалисты компании стараются придать ей наиболее удобную форму, например, поместить инсулины для инъекций в подобие ручки для письма. Это позволяет избежать сложных многоступенчатых методов приготовления инъекционных растворов и удобно пациентам с диабетом, которым уколы требуются ежедневно.

 Расскажите подробнее о противодиабетическом препарате виктоза. Будет ли проводиться его усовершенствование?

Как выяснилось в результате клинических испытаний, виктоза дает возможность предотвратить переход от преддиабетического состояния к настоящему сахарному диабету, снизить вес даже при очень высоком индексе массы тела (от 35, диагноз — ожирение), нормализовать уровень сахара в крови, продлить жизнь и улучшить ее качество. Все это вполне достижимо при условии регулярного мониторинга глюкозы, соблюдения диеты и поддерживания физической активности.

Еще одним удобным лекарством обещает стать препарат «Semaglutide» – аналог ГПП-1, проходящий в настоящее время клинические испытания. В отличие от виктозы, которую можно принимать только в виде инъекций, а не перорально, «Semaglutide» планируется к выпуску в форме таблеток. Минимизация побочных эффектов также очень важна для нас.

Что вы больше всего любите в вашей работе, и из чего состоит ваш обычный день?

Наиболее захватывающей стороной своей работы я считаю возможность наблюдать процесс создания лекарства от первого открытия в лаборатории до появления препарата в аптеках. Все это возможно, благодаря поддержке огромного штата специалистов, каждый из которых выполняет важную роль в своей области. Обычный рабочий день – это встречи, обмен информацией с представителями различных подразделений, отвечающих за научные испытания, финансы, глобальное развитие, а также совещания на уровне руководства. Работа требует частых командировок, но, несмотря на это, я стараюсь уделять максимум свободного времени моей семье, проводить с ними выходные. Мой старший сын учится в Кембриджском университете, а младших близнецов я сам каждое утро отвожу в школу.

Беседу вел Герасим Костенко

Перевод Екатерины Янкевич

Фото с сайта: Novonordisk.com

Источник: АМИ