108 дней, 19 часов, 51 минуты

До всемирного дня диабета!

С диабетом борются пока только больные?

Дело в том, что подобные исследования требуют материальных средств, которых у нынешних исследователей в нашей стране просто нет, а государство на это денег не выделяет. Да и государственная академия медицинских наук не очень на этом настаивает, не считая, видимо, эту проблему приоритетной.

Современная медицинская наука сейчас занимается в основном тем, что испытывает фармацевтические препараты зарубежных фирм, причём на деньги российского налогоплательщика. Между тем, ещё 1978 п В. В. Ягловым в нашей стране было совершено настоящее научное открытие и защищена докторская диссертация.

В. В. Яглов — почётный член Российской диабетической ассоциации, почётный профессор Московской государственной академии ветеринарной медицины и биотехнологии им. К. И. Скрябина. Он открыл ацино-инсулярную клетку в поджелудочной железе, которая является клеткой-предшественницей, то есть той клеткой, которая может «произвести на свет», в том числе, и клетку островка Лангерганса, где, собственно, и производится инсулин в организме. Пауль Лангерганс — это тот учёный, который впервые увидел эти клетки под микроскопом, хотя он и не знал, каковы их Функции.

С тех пор прошло 30 лет, но исследования в этом направлении не были продолжены. Причиной тому послужило то, что сам В. В. Яглов работал в области гистологии, а эндокринологов его открытие почему-то не заинтересовало, да и опять же, не было государственного заказа.

Клетки островков Лангерганса устроены следующим образом: в их составе есть несколько типов клеток — альфа, бета, дельта, гамма...

И только бета-клетки производят тот самый комплекс веществ, который нас в данном случае интересует. Их шесть: препроинсулин, проинсулин, С-пептид, М-пептид, амилин и сам инсулин.

Это — так называемый инсулиновый комплекс или комплекс Каналеса. На данный момент, помимо инсулина, наиболее изучен С-пептид.

В 1998 п группа врачей-добровольцев провела исследования на себе в соответствии со статьей 5 Нюренбергской декларации, разрешающей врачам подобные эксперименты. Это был единственный легальный способ проверить на человеке какое-либо вещество и затем описать его действие. Тогда была выпущена брошюра по результатам исследования, но её тираж составил всего 300 экземпляров. Наиболее подробно свойства С-пептида, как гормона, предотвращающего осложнения диабета, описаны почётным членом РДА, профессором Кагонпзка Нозрйта! в Стокгольме Йоном Уорреном.

Произвести Вышеупомянутые компоненты в принципе можно. Проблема в другом. В своё время американская корпорация «Эли Лили», один из самых крупных мировых производителей инсулина, запатентовала все эти компоненты, кроме инсулина, который открыли Бантинг и Бест. «Эли Лили» будет преследовать каждого, кто попытается коммерчески распространять без её разрешения любую из остальных составляющих инсулинового комплекса. И некоторые учёные с мировым именем уже попадались на этом. Амилин уже используется в качестве лекарственного препарата.

Повышенный же интерес к С-пептиду обусловлен тем, что он оказался довольно безопасным при введении его в организм. Кроме того, доказано, что он является гормоном, так как обладает большой активностью. Установлено, что С-пептид повышает концентрацию закиси азота в мелких сосудах, в результате чего не развивается поражение этих сосудов — одно из основных осложнений диабета. То есть, если С-пептида достаточно в организме, то поражения мелких сосудов не будет. Модифицированный С-пептид произвёл шведский учёный Йон Уоррен, и испытал на своих 211 пациентах, больных диабетом первого типа. В результате у этих больных было остановлено развитие нейропатии — поражения нервных стволов.

По правде сказать, сначала Уоррен произвёл обычный С-пептид, и у него начались довольно серьёзные проблемы. Именно поэтому ему пришлось разработать модификацию С-пептида, выходящую за рамки юридической ответственности.

Чтобы появиться на прилавках аптек, С-пептид должен пройти довольно долгий путь. В среднем это 10-15 лет, так что если не будет помех, то лет через 8-9 С-пептид может появиться в аптеках.

В этом направлении ведутся и наши отечественные разработки.

Но всё это пока касается только преодоления осложнений диабета. А каковы перспективы того, что появится вакцина против диабета Первого типа, спросите вы. Я уже упоминал открытие профессора В. В. Яглова, объясняющее основы механизма восстановления клеток островков Лангерганса, то есть инсулин-производящих клеток. Почти известно, как восстановить их воспроизводство. Проблема пока в другом. Общее количество клеток островков Лангерганса составляет около 1 п Жизнь самой бета-клетки недолгая — 105-108 дней. Когда клетка умирает, у здорового человека ей на смену рождается новая, и такой процесс обновления идёт постоянно. У человека с диабетом первого типа эти клетки тоже воспроизводятся, но в какой-то момент в организме происходит сбой в работе собственной иммунной системы, и она начинает воспринимать клетки островков Лангерганса, как чужие, позволяя организму иметь их не более 1-2 % от должного количества.

Диабет первого типа — это аутоиммунное заболевание, при котором наш родной иммунитет, вместо того, чтобы защищать организм от внешнего врага, начинает уничтожать собственные клетки, принимая их за чужаков. Иммунитет «скашивает» Нарождающиеся клетки, не давая им достичь необходимого количества — 1 п То, что это так, косвенно подтверждает и тот Факт, что когда после автоаварии человеку полностью удаляют поджелудочную железу, он становится больным диабетом только на пару недель, пока на остатках панкреатического протока не «нарастёт» 1 г островков Лангерганса, что в действительности и происходит.

В настоящее время наука склоняется к тому, что причиной диабета первого типа являются известные вирусы, которые после их уничтожения собственной иммунной системой исчезают, а организм после иммунного процесса начинает распознавать свои бета-клетки как чужеродные, так как некоторые их компоненты похожи на вирус, и уничтожает собственные клетки. После того, как вирус бывает побеждён и с позором изгнан, иммунитет не может остановиться и продолжает уничтожать бета-клетки островков Лангерганса по инерции. Этот механизм впервые описал австралийский учёный, почётный член Российской диабетической ассоциации, директор Международного института диабета Поль Зиммет.

Если ослабить хватку иммунитета так, чтобы он позволил образоваться не 1-2 % клеток, а хотя бы 10-12 %, человека уже можно будет «снять с инсулина». Такие попытки предпринимались, но современные иммунодепрессанты подавляют действие всего иммунитета в целом, и получается, что, принимая их, человек спасается от диабета, но может умереть от простейшего гриппа. Так действовали препараты цитостатики и иммунодепрессанты, подавляющие иммунный ответ и улучшающие кровоснабжение поджелудочной железы, но, повторяю, снимая человека с инсулина, можно обречь его на инъекции иммунодепрессанта, и, кроме того, один случайный чих... и он может умереть от гриппа.

В разговоре с иммунологами выяснилось, что теоретически возможно разработать вакцину, подавляющую только те антитела, которые действуют на бета-клетки поджелудочной железы, просто до сих пор никто не ставил эту конкретную задачу перед разработчиками вакцин.

Между тем механизм действия подобной вакцины детально описан профессором В. А. Исаченковым. Не вдаваясь в Подробности, скажу, что если удастся заблокировать или отвлечь действие иммунной системы по уничтожению собственных клеток, производящих инсулин, они быстро восстановятся, и человек будет вылечен от диабета раз и навсегда. Но для этого необходимо произвести необходимое финансирование в объёме около З млн долларов и дать учёным 5-6 лет на разработку вакцины.

До сих пор не нашлось учёных, которые бы согласились на это, ведь после разработки вакцины они хотели бы остаться в живых. Общемировой рынок инсулина — это огромные деньги, только в нашей стране его ежегодные продажи составляют около 190 млн долларов. Поэтому, чтобы обеспечить безопасность, заказчиком должен выступать не частный инвестор, а государство. Пока инсулин-производящим компаниям удаётся лоббировать принятие соответствующих программ во всём мире, но очень хочется верить, что так будет не всегда. Вероятно даже, что где-то в мире учёные уже разработали вакцину от диабета первого типа, просто мы пока об этом не знаем.

Что касается диабета второго типа, то это совершенно иное заболевание, связанное с неправильным питанием и малоподвижным образом жизни. В результате этого человек набирает излишний вес, клетки его тканей как бы обрастаютжиром, и инсулин с глюкозой просто не может туда попасть. Стоит такому больному похудеть при помощи физических упражнений, перейти на малокалорийное питание, и он очень скоро выздоравливает, это — вполне реально.

Другое дело, что во многих случаях эффективность такого подхода в лечении умалчивается. Ведь назначать сахароснижающие таблетки, и даже переводить человека с диабетом второго типа на инсулин выгодно всем звеньям цепи от производителей инсулина до районных врачей. Сегодня эта тенденция с каждым годом всё более укрепляется. Кроме того, и сам человек по своей природе ленив и инертен. Ему бы таблеточку или укольчик вместо ежедневных тренировок и разумной диеты. Последствия же обоих типов диабета одинаково опасны. Поэтому у тех счастливчиков, у которых диагностирован диабет второго типа, есть реальный шанс вернуть себе здоровье, и они должны его использовать