290 дней, 7 часов, 10 минуты

До всемирного дня диабета!

Главный эндокринолог Киева: инсулин в следующем году будет бесперебойно поступать

Больные туберкулезом с августа не получают лекарства. Об этом заявил фонд AHF Ukraine, ссылаясь на данные МОЗ. По словам работников фонда, лекарства не закупили, так как не провели тендер, и в результате без препаратов остались 42 тыс. человек. Такая информация вызвала страх у многих украинцев.

«КП» решила выяснить, на самом ли деле такая катастрофическая ситуация возникла с лекарствами от туберкулеза, а также гепатита С, ВИЧ, сахарного диабета и онкологии.

ДИАБЕТ

Время от времени в некоторых регионах страны появляется нехватка инсулина. Решается эта проблема отдельно в каждом регионе путем проведения тендеров местными властями.

«Но очень часто тендеры срывает одна из фармкомпаний участниц, чей препарат хуже по качеству. Такая компания подает жалобу в Антимонопольный комитет, и тендерные торги автоматические блокируются. В последние пару месяцев жалоб из регионов на то, что инсулина нет, не было. А вот из Киева такие жалобы приходили. Людей выручили пара порядочных украинских фармкомпаний, которые вошли в положение и выделили месячный запас лекарств», — объясняет Людмила Петренко, президент Международной диабетической ассоциации Украины.

Главный эндокринолог столицы Галина Казмирович заверила «КП», что инсулин в следующем году будет бесперебойно поступать. Киевские власти намерены отказаться от тендеров и станут оплачивать инсулин напрямую аптекам.

То есть аптеки будут закупать препараты, больные у них бесплатно брать лекарства, а счет за них провизоры выставят местным властям, которые их оплатят деньгами из госбюджета.

ГЕПАТИТ С

Только с прошлого года государство стало оплачивать лечение больных гепатитом С. Но поскольку оно очень дорогое — от 80 до 120 тыс. за полный курс, — то рассчитывать на него могут только 10% больных. В число счастливчиков попадают те люди, которые полностью соответствуют всем требованиям нацпрограммы.

«Лечение длится от 6 до 12 месяцев, и его ни в коем случае нельзя прерывать. Поэтому по нацпрограмме лекарства закупаются сразу на весь курс. Те медикаменты, что были рассчитаны на 2014 год, у нас есть, и пациенты, попавшие в нацпрограмму, уже заканчивают лечение. Препараты на следующий год появятся уже в марте-апреле», — объяснила Татьяна Егорова, главный инфекционист столицы.

ТУБЕРКУЛЕЗ И СПИД

По словам Ольги Сметаниной, менеджера программ ВИЧ/ТБ МБФ «Международного Альянса по ВИЧ/СПИД в Украине», критической ситуация была в стране полтора-два месяца назад. А все потому, что за первых десять месяцев 2014 года Минздрав не закупил ни одного лекарства. Однако в ноябре ведомство провело тендеры и закупило необходимое число препаратов, но медикаменты поступят к больным лишь в марте-апреле следующего года.

«Чтобы не было дефицита препарата, наш фонд обратился за помощью к Глобальному фонду, и он выделил средства на закупку лекарств. Так что больные устойчивой формой туберкулеза обеспечены не только до конца года, но и на первый квартал 2015″, — объясняет Ольга Сметанина.

Успокоила туберкулезных пациентов и замдиректора по организации противотуберкулезных мероприятий Всеукраинского центра контроля социально опасных заболеваний фтизиатр высшей категории Ольга Павлова.

«Больные обычной формой туберкулеза могут спать спокойно. Запаса лекарств на его лечение хватит на два года вперед», — порадовала доктор.

Практически в таком же положении и по той же причине оказались инфицированные ВИЧ, чье лечение должно было финансировать государство. Бесплатных препаратов сейчас нет. Выручила Всеукраинская сеть живущих с ВИЧ, они выделили лекарства из своего резервного фонда. А препараты, закупленные Глобальным фондом, появятся лишь весной.

ОНКОЛОГИЯ

Сейчас в самом тяжелом положении находятся онкобольные. Если детки еще пользуются лекарствами, оставшимися в больницах с прошлого года (тогда государство оплатило 80% нужных препаратов), им активно помогают благотворительные фонды и волонтеры, то взрослые остались один на один со своей бедой.

«У меня рак груди второй стадии, обнаружили при плановой маммографии. Затем последовали многочисленные обследования и назначение лечения — несколько курсов химиотерапий», — рассказала «КП» Наталья Демеденко (33 года). — Их я оплатила с депозита — 40 тыс. грн. Те полгода, что я лечилась, мы с сы­ном-школь­ни­ком (я мать-одиночка) жили на деньги, что родня подкидывала. Сейчас деньги закончились, а мне надо пройти еще три курса химии, каждый стоит 8 тыс. грн. Деньги на один курс мне собрала родня с друзьями, чтобы оплатить два других, я взяла кредит. Кстати, совсем недавно я узнала, что часть препаратов для химиотерапии оплачивает государство. В начале лечения мне об этом никто из врачей не сказал.

По словам хирурга-онколога Андрея Семиволоса, в прошлом году государство выделяло Институту рака 60% онкопрепаратов, сейчас же их около 20%. Например, из четырех препаратов, что используются для химиотерапии, в институте есть только один. Так что пациенты сами вынуждены оплачивать свое лечение, для этого они берут кредиты и продают дома и имущество.