347 дней, 17 часов, 46 минуты

До всемирного дня диабета!

ИЗВЕСТНЫЕ ДИАБЕТИКИ - Михаил Ахманов, часть 3

Эти шесть послесловий сложились в автобиографическую повесть, и теперь я знаю о Пирсе Энтони больше, чем о любом другом американском писателе. Он живет во Флориде, но не в больших ее городах, а, собственно, в джунглях; там у него дом, лошади, хозяйство и семья — жена и две дочери (которые теперь уже взрослые женщины).

Он обладает завидной работоспособностью: пишет два романа в год, ведет деловую переписку и отвечает на сотни писем читателей. Он не беден; его романы идут нарасхват, так что он мог позволить себе купить компьютер — еще в те времена, когда персональные компьютеры были редкостью и стоили десять тысяч долларов. Он занимается спортом — бегом и гимнастикой; бегает, разумеется, по тропинке в джунглях и с гордостью сообщает о своих результатах, вполне приличных для человека его возраста. И он — диабетик.

Он пишет о своей болезни довольно подробно, не делая из этого никаких трагедий, и я советую всем — даже тем, кто не любит фантастику — прочитать послесловия к упомянутым выше романам. Фантастика, собственно, здесь ни при чем; это жизнь Пирса Энтони, который ни дня, ни часа, ни минуты не чувствовал себя больным.

Но давайте возвратимся от американских сюжетов к российским.

Передо мной лежит несколько журналов, и в каждом — своя человеческая история, рассказ о людях пожилых или молодых, мужчинах или женщинах, очень непохожих друг на друга, но объединенных одной общей чертой: способностью противостоять невзгодам. Не важно, чем они вызваны — болезнью или иной причиной, которая может оказаться более горькой, неприятной и жестокой, чем самая жуткая болезнь.

Итак, наш следующий персонаж — Борис Иосифович Шмушкович, эндокринолог и ведущий научный сотрудник Института пульмонологии, живет с диабетом 1 типа более тридцати лет. Заболел он в студенческие годы, уже имея жену и ребенка, а тогда, в 1964 году, болезнь являлась гораздо более серьезной проблемой, чем в наши дни: не было ни человеческих инсулинов, ни шприцов с тончайшими иглами, ни глюкометров — да и знали о диабете не в пример меньше, чем сейчас. За десятилетия жизни с диабетом (подчеркну — активной жизни, связанной, например, с ежедневными поездками на работу) Борис Иосифович испытал на себе несколько вариантов инсулинотерапии и остановился на том, который предусматривает не меньше трех инъекций в день при небольших дозах.

Он ограничивает себя в быстроусвояемых углеводах, питается обычными продуктами (овощи, фрукты, рыба, немного мяса), но сладкое, по собственному признанию, любит и от ложки варенья к чаю не отказывается. Мороженого не ест, и это меня удивило — я его ем по 50-70 грамм без существенного повышения сахара. Что ж, у каждого — свой диабет...

Не надо думать, что жизнь Шмушковича была безоблачной — например, по той причине, что он — врач и понимает в диабетическом заболевании много больше нас с вами. Нет, без сложностей не обошлось: он перенес операцию на сердце после инфаркта, приходил после нее в чувство целый год, защитил докторскую диссертацию, работая чуть ли не на износ... И что же он говорит теперь о своей жизни? Послушаем его: «У меня интересная творческая работа, хорошая семья. Внучке семь лет. Мои жена и сын — медики, они поддерживают меня в трудную минуту. Я каждый прожитый день считаю даром судьбы. Разве это можно не ценить?» И еще: «Диабет — это тяжелая болезнь, вынуждающая вести определенный образ жизни, требующая строгости и цепкого внимания к себе, а также знаний.

И тому, кто их приобрел, диабет совсем не страшен».

Николай Сергеевич Дмитриев, профессор медицины, хирург Научного центра аудиологии и слухопротезирования, заболел диабетом 1 типа в 1966 году, в те же времена, что и Шмушкович. Судьбы их во многом схожи: оба защитили кандидатские и докторские диссертации (что связано с неизбежным стрессом), оба ведут активный образ жизни, но при этом Дмитриев — хирург! Практикующий хирург, оперирующий под микроскопом на протяжении нескольких часов...

Образ жизни профессора Дмитриева таков: инсулин он считает не лекарством, а добавкой к недостающему собственному (но инъекции, как я понимаю, делает вовремя и аккуратно); диеты он не признает и уверен в том, что состав питания диабетика на инсулине должен быть таким же, как у здорового человека (но режим питания выдерживает строго и всегда имеет при себе еду — на случай признаков гипогликемии); не любит сахарозаменители и употребляет сладкое (видимо, в меру).

Вот уж действительно: у каждого — свой диабет!

Хочу подчеркнуть одно важное обстоятельство, о котором сказал профессор Дмитриев: где бы он ни появился, он предупреждает окружающих о своей болезни. Я тоже так делаю, и это правильно по многим причинам. Во-первых, чего стесняться? Вовторых, не хотите же Вы быть принятым за наркомана, если возникнет необходимость в инъекции? В-третьих, Вы должны объяснить людям, не знающим о диабете ничего, кроме названия, почему Вам надо срочно поесть — или, наоборот, почему Вы отказываетесь от предложенного куска торта или лишней рюмки. В-четвертых, в критическом состоянии окружающие окажут Вам помощь — хотя бы вызовут «скорую».

И, наконец, в-пятых, рассказывайте о диабетическом заболевании с целью передачи знаний. Сегодня человек здоров, а завтра — болен, и лучше, если он узнает о диабете из первых рук. Не пугайте его, но всегда советуйте, чтобы он поискал диабетиков среди своих родичей, а если такие обнаружатся, почитал книги и выяснил, как ему нужно беречься. Может быть, Вы спасете кого-нибудь от преждевременного заболевания — ведь потенциальных диабетиков вдвое-втрое больше, чем уже больных.

Завершая статью, я хочу упомянуть нескольких не просто известных, но великих диабетиков, чьи имена можно поставить рядом с именем Федора Шаляпина — ибо, как и он, эти личности были гениями в своем деле: великий изобретатель Томас Альва Эдисон и два великих писателя, Герберт Уэллс и Эрнест Хемингуэй. Слава голливудских актеров, рок-музыкантов и политиков преходяща; кто вспомнит о них через тысячу лет? Но тех, кого я назвал, будут помнить на протяжении веков.

Однако заинтересует ли наших потомков, чем они болели и от чего страдали? Возможно, нет. И это будет справедливо.

В конце концов, гениев ценят по их свершениям.

Это - третья статья из серии о знаменитых диабетиках. Обязательно читайте первую и вторую части!

Автор - Михаил Ахманов