93 дней, 6 часов, 26 минуты

До всемирного дня диабета!

Коматозное законотворчество

 С сахарным диабетом можно жить долго и качественно, хотя это пока неизлечимое заболевание. Об этом напомнил Всемирный день диабета, который отмечался 14 ноября. Девиз Дня диабета в этом году: «Защитить наше будущее». Но для этого нужны средства самоконтроля и качественные лекарства. Над больными диабетом в России нависла угроза: новые стандарты закупок по 94 ФЗ, которые должны вступить в силу с 1 января 2013 года. Сегодня диабетики обеспечиваются по рецепту врача бесплатными лекарствами и измерителями уровня сахара в крови. Если в новые стандарты не будут внесены поправки, с нового года для диабетиков будут закупать только препараты. Но даже самые лучшие лекарства не помогут больным, если они не будут обеспечены средствами самоконтроля. Начнутся ли с нового года катастрофы у больных, которые из-за отсутствия экспресс-измерителей не смогут проводить самоконтроль? Нужно ли дождаться всплеска случаев диабетической комы? В России только в реестре больных сахарным диабетом 3 599 203 человека.

Государство, врачи и сам пациент — три одинаково значимых участника успешного лечения сахарного диабета. Государство должно обеспечить бесплатные лекарства и средства самоконтроля. Врач — обязан не просто прописать лекарство, но еще и внушить больному, что сахарный диабет — это образ жизни, и научить этому образу жизни. А человек с диабетом должен взяться за менеджерскую работу по управлению своим здоровьем.

Как это — жить с диабетом в России, рассказал «Новой» пациент с 35-летним стажем, президент Пермского регионального общества «Диабет» Михаил СПИРИДОНОВ:

— Я заболел, когда пошел во второй класс, — сахарный диабет 1 типа. К концу школы осложнения уже стали давать о себе знать. Резко ухудшилось зрение, говорили, что через полгода я ослепну. Появились проблемы с почками, совсем не мог бегать, хотя все время старался поддерживать форму. Но проходил 200-300 м и должен был останавливаться, болели мышцы ног.

Все переменилось после того, как попал в Москву в Школу диабета. За 5 дней меня научили жить с моим диагнозом, контролировать сахар крови и принимать препараты в зависимости от показателей. Уже через месяц я ожил, словно заново родился, снова захотел жить. Основа метода — самоконтроль и активная инсулинотерапия.

Методику самоконтроля, которую Михаил освоил в Москве, он потом изо всех сил пропагандировал в своем родном городе. Вообще больные с диабетом стали в России жить долго и без страшных осложнений только после того, как появились Школы диабета. Методика самоконтроля у диабетиков на инсулине с первым типом, которую внедряет Российский эндокринологический научный центр, показала лечебный и социальный эффект. В 7-10 раз уменьшается временная нетрудоспособность и затраты на стационарное лечение! Без самоконтроля даже наличие качественных инсулинов не может принести результата.

— Необходимость 24 часа в сутки себя контролировать — это тяжелая работа, — продолжает Михаил. — Надо не просто правильно есть и подкалывать препарат, а именно прислушиваться к себе каждую минуту. Но другого способа нормально жить с этим заболеванием — нет. Практически больной должен взять в свои руки управление теми процессами, которые у здорового регулирует поджелудочная железа. Чтобы не допустить ухудшения, больной должен регулярно следить за сахаром в крови — препараты нельзя вводить на глазок, дозу не может раз и навсегда назначить врач. Поел не вовремя, понервничал, ситуация изменилась. Для больного инсулинозависимым диабетом по рекомендациям ВОЗ необходима диагностика минимум 4 раза в сутки. Для этого нужны глюкометры — приборы для измерения уровня сахара в крови, а к ним — тест-полоски. И никакого перерыва, никакого сбоя. Это жизнеобеспечение.

Как утверждаетдоктор медицинских наук, зав. отделением Эндокринологического научного центра Александр МАЙОРОВ, только 30% больных хорошо компенсированы, то есть им подобрано лечение, они его получают и состояние их удовлетворительное. 70% — некомпенсированы. А это влечет неизбежные осложнения: нарушается функционирование практически всех органов. Почему столько некомпенсированных больных? Александр Юрьевич называет основные причины: это и недостаток финансов, и нехватка медицинских кадров, и недостатки их подготовки, и недостаточное вовлечение больных в самоконтроль.

Эксперты-эндокринологи уверяют, что наши больные обеспечены сегодня хорошими лекарствами. Но главный детский эндокринолог Москвы Ольга ДУХАРЕВА объясняет, что здесь важна еще и организация системы закупок. Инсулины нельзя закупать по непатентованным наименованиям, как того требует новый стандарт закупок по 94 ФЗ, который должен вступить в силу с 1 января 2013 года. Когда удается подобрать пациенту конкретный инсулин определенного производителя с определенными качествами, препарат фактически имитирует индивидуальную выработку гормона здоровой железой. Например, подобран хумалог — аналоговый инсулин ультракороткого действия, который действует всего три часа, но начинает работать почти сразу после введения. Но если в техническом задании не назвать торговое название препарата и фирму-производителя, то в следующую закупку этого препарата, подобранного для конкретного больного, может не оказаться. Да, будет аналоговый инсулин, но другой, с другими качествами, который действует, например, через 45-60 минут. А это значит, что у больного неизбежны скачки сахара в крови, которые приводят не только к далеким, но и к острым осложнениям. Именно поэтому для инсулинов необходим особый режим закупок — по торговым наименованиям. Иначе закон будет соблюден, а пациент пострадает.

Как утверждает Михаил Спиридонов, это еще не вся беда. В Пермском крае —а это регион-донор —не первый год закупаются отечественные измерители глюкозы в крови с низкой эффективностью, без защиты от ошибок. Но и их не хватает. Президент Пермского регионального общества «Диабет» обеспокоен: скоро примут региональный бюджет на три года, будут ли там учтены потребности и в сахароснижающих средствах, и в средствах самоконтроля? Зная количество больных сахарным диабетом всех категорий в Пермском крае, Спиридонов посчитал, сколько требуется тест-полосок, чтобы соблюдать алгоритм лечения по методике самоконтроля. На 2011 год нужно было 800 тыс. упаковок. А их было закуплено 46,5 тыс. — 5,77%. Но главный внештатный эндокринолог Пермского Минздрава на запрос общественной организации ответила обтекаемо, что «больные сахарным диабетом Пермского края обеспечиваются средствами самоконтроля глюкозы крови более 10 лет, согласно стандартам оказания медпомощи, за счет краевого бюджета».Вопрос Спиридонова: как можно лечить сахарный диабет по методике самоконтроля без средств самоконтроля? — остался без ответа.

Но если раньше средств самоконтроля не везде хватало, то сейчас ситуация усугубляется. Зав. отделением Эндокринологического научного центра Александр Майороввстревожен: в новом стандарте остались только медицинские препараты, а «средства медицинского назначения» изъяты. Это означает, что если не будут внесены поправки, то с 1 января, когда стандарт вступит в силу, глюкометры и тест-полоски диабетики вообще перестанут получать бесплатно. При этом стандарт, которым пользуются сейчас, — рекомендательный, а новый должен стать законом. Но даже лучшие инсулины, без самоконтроля —неполная компенсация, а значит, нерациональное использование средств.

Еще одна беда — ежемесячный бег каждого пациента по кругу за лекарством. Михаил Спиридонов рассказывает:

— Сначала надо записаться к участковому врачу, а это две недели ожидания! Участковый выпишет рецепт. Его должна заверить заведующая поликлиникой, а у руководителя смена может не совпадать с терапевтом, тогда придется приходить еще раз. На подписанный заведующей рецепт надо поставить печать в окне регистрации, а оно работает по своему расписанию и там всегда очередь. Дождался заведующую, можно не застать регистратора, придется приходить третий раз. На каждом этапе рецепт заносят в журнал и в компьютер. И только обойдя три кабинета в поликлинике, можно идти в аптеку. Там необходимого препарата может не оказаться, а у рецепта ограниченный срок действия. В следующем месяце — все сначала.

Валентина ПЕТЕРКОВА, директор Института детской эндокринологии РАМН, президент Российской диабетической ассоциации, на вопрос «Новой», как упростить получение рецепта, ответила, что Ассоциация не раз обращалась в Минздрав, с тем, чтобы диабетикам выписывали лекарства на три месяца. Но пока больные сами создают себе запас на всякий пожарный случай.

Только некоторые регионы решили проблему: в Якутии из-за того, что до аптеки не в любую погоду доберешься, рецепт выписывается на полгода.

Конечно, врач должен увидеть своего пациента, посмотреть дневник самоконтроля, скорректировать при необходимости лечение. Но понятно, что запись и очереди — непосильны для пожилых. Да и молодым, работающим диабетикам непросто.

Людмила РЫБИНА

под текст

По прогнозу Всемирной организации здравоохранения к 2030 году в мире будет более полумиллиарда больных сахарным диабетом и еще 400 млн человек с нарушением толерантности к глюкозе — предиабетом. Каждый год производят более 1 млн ампутаций нижних конечностей и более 600 тыс. пациентов полностью теряют зрение. В сутки в мире полтысячи человек умирают от причин, обусловленных этим заболеванием. Сколько в России — не может сказать никто. Наша статистика так устроена: если больной сахарным диабетом умирает от осложнений диабета — инфаркта, инсульта, гангрены, то и посчитан будет в другой строке.

Столько не живут?

Джослинскийцентр диабета (Бостон, США)вручает медали «За 50-летнюю победу над диабетом» и «За 75-летнюю победу над диабетом». Медаль «За 50 лет» получили уже несколько человек в России.

Источник: Новая газета

Комментарии:

Елена (мама дочери- диабетика 1 типа) Сорокина 19 Nov, 2012

Как работают некоторые эндокринологи

Дочь моя болеет диабетом 1 типа с 12 лет. Сейчас студентка, живет в другом городе, нашла по месту жительства эндокринолога. Результат- он ей сказал, ходить ко мне не надо, рецепты на инсулин будет выдавать медсестра. Так что все в руках самого диабетика, самоконтроль и нацеленность на результат.