351 дней, 20 часов, 38 минуты

До всемирного дня диабета!

А звучит как прекрасно — Э л ь б р у с !

В августе этого года команда спортсменов осуществила восхождение на Эльбрус. Это была бы заурядная новость об очередном восхождении альпинистов, если бы не одно НО… Участники экспедиции больны сахарным диабетом первого типа. А доктора единогласно заявляют — людям с сахарным диабетом противопоказан такой вид спорта, как альпинизм. И по этой же причине в мировой практике практически отсутствуют исследования на тему влияния гипоксии — «горной болезни» — и экстремальных нагрузок на организм диабетиков.

Но несмотря на общепринятое мнение, летом этого года была осуществлена первая украинская экспедиция спортсменов с сахарным диабетом первого типа на Кавказ. Украинские «первопроходцы» — Алексей Нечаев, Андрей Гончарук и Александр Кулик. Во имя чего ребята пошли на риск, зачем напряжённо тренировались и что пытались доказать? Поделиться впечатлениями об экспедиции с «ДиаНовостями» согласился Алексей Нечаев.

А ЗВУЧИТ КАК ПРЕКРАСНО — Э Л Ь Б Р У С !

С первой же минуты разговора с Алексеем, мне показалось, что мы знакомы уже очень давно. Разговор был лёгким и непринуждённым, а история восхождения — действительно интересная. Итак:

Александр Кричевский (далее А.К.). Привет, Алексей. Зачем лично тебе такой экстрим?

Алексей. Думаю, мне нравится испытывать себя. Любой, как ты говоришь, «экстрим», — это, в первую очередь, победа над самим собой, над своим страхом.

Я хожу в горы, спускаюсь в пещеры, прыгаю с парашютом и банджи. И каждый раз — мне действительно страшно, а каждый новый «адреналиновый укол» — это очередная победа над своим инстинктом самосохранения.

А.К. Наверное, нужно родиться с тягой к «экстриму». Ты всегда таким был?

Алексей. Самое интересное, что нет. В детстве я был пай-мальчиком — никуда не лез, ничего не делал без разрешения. А как исполнилось двадцать — пустился во все «тяжкие». Началось всё с загадочного похода по дренажной системе Киева — грязно, сыро, ничего красивого, но безумно интересно. Кстати, именно там, в этом кошмаре я познакомился со своей женой Катериной. Вот такая у нас романтическая история получилась — «в канализации». А потом понеслось: пещеры в Млынках, зимние Карпаты, весенний Крым, сплавы, походы. Там же, в путешествиях, познакомился с Саней (Александр Кулик) и Петровичем (Андрей Гончарук). Саня и Андрей — «матёрые» туристы, альпинисты, и диабет у них со стажем.

А.К. Как родилась идея восхождения на Эльбрус?

Алексей. Когда я познакомился с Саней и Петровичем, они не первый год уже вынашивали идею восхождения в «больших горах». При этом ребята хотели осуществить путешествие именно командой диабетиков. Но найти в Украине спортсменов с диабетом оказалось весьма не просто. Поэтому мы решили, что на первый раз группа будет состоять из нас троих. А уже после нескольких совместных путешествий мы стали не просто группой, а единой сплоченной командой.

А.К. Почему «команда» так важна? Порой и совершенно не знакомые люди «группируются» для совместных поездок?

Алексей. Ну во-первых, восхождение в горах, это не прогулка и не экскурсионный тур. Снег, лёд, «горняшка», неподъёмные рюкзаки и долгий, долгий подъём… Альпинизм — это командный спорт. Тут не только успех восхождения, а твоя жизнь зависит от напарника по связке. В экстремальных условиях каждый участник команды должен действовать как «винтик» одного механизма, напарники должны понимать друг друга без слов. И чем сложнее экспедиция, тем важнее доверие и уверенность в товарищах, которые идут с тобой. Наша команда состояла из трёх диабетиков, доктора-эндокринолога и двух «здоровых» участников.

А.К. То есть, восхождении — это серьёзно и действительно сложно. Как вы готовились к экспедиции?

Алексей. Для такого восхождения нужна отличная физическая форма, знания и опыт в технике альпинизма. А в нашем случае — ещё и отлично компенсированный диабет. Вот над этим и работали. Напряжённо готовиться мы начали за полгода: поднимали физическую форму — бег, плавание, скалолазание, изучали необходимые медицинские аспекты, делали тренировочные зимние восхождения на Говерлу и Петрас. Мы готовились очень тщательно. Больше всего нас пугало отсутствие информации о поведении диабета на высоте. Как поведёт себя организм, какие сюрпризы «подсунет» диабет? Понимая риск, на который идём, мы пытались максимально подготовиться ко всем возможным сценариям развития событий. Перед началом тренировок, непосредственно перед выездом и после возвращения каждый участник проходил полное медицинское обследование. Гликированный гемоглобин у нас, диабетиков, не превышал значения 6,8. В институте геронтологии прошли тесты на выносливость организма. Отдельное внимание уделяли снаряжению, которое является залогом безопасности альпинистов. При гипоксии, например, мозг, которому необходим кислород, пытается «отобрать кровь» у конечностей. Если твои ноги не будут обуты в специальные «высотные» ботинки — результатом будет обморожение. Другой момент: как известно, в горах ослепительно яркое солнце, а глаза диабетику нужно беречь особенно. Поэтому и солнцезащитные очки должны быть «профессиональными», 4 категории защиты.

А.К. А по части медицины? Какое «диабетическое» снаряжение у вас было?

Алексей. У меня и Андрея были инсулиновые помпы «Медтроник», а Саня шёл на традиционной шприц-ручке. Интересная позиция у него была — Саня сознательно хотел подняться именно на шприц-ручке, хотя была возможность поставить помпу; не хотел, чтобы сформировалось мнение, что помпа — необходимое условие для таких «прогулок». Я и Андрей пользуемся инсулином производителя NovoNordisk, а Саня — инсулином производителя Sanofi-Aventis.

Обязательным было и наличие в достаточном количестве препарата «Глюкоген Гипотит» на случай тяжёлых гипогликемий. Также далеко не все глюкометры работают на морозе. Во время восхождения мы пользовались «Сателлитом» российского производства. Он хорошо показал себя при минусовой температуре на тренировочных выездах. На всякий случай каждый имел с собой визуальные тесты на уровень глюкозы крови «Бетачек». В экспедиции нас также сопровождала 5-ти килограммовая аптечка практически на все случаи жизни.

А.К. Алексей, правильно ли я понимаю, что основная сложность восхождения была в неизученности влияния гипоксии на организм диабетика?

Алексей. Совершенно верно. Отдельным фактором риска в нашем случае является неизученность влияния гипоксии на организм диабетика. Соответственно, также отсутствует информация об инсулинотерапии в условиях сверх-высот — 2000-6000 м. Несмотря на это, в мировой практике уже были случаи покорения горных высот диабетиками. Пока это единичные случаи, но всё же, они есть. В 2005г. девять альпинистов с СД-1 взошли на пик Ленина (7 134 м).

Восхождение осуществилось в рамках специальной экспедиции для больных диабетом — ISLET-2005 (Италия, Великобритания, США). Годом ранее экспедиция голландских диабетиков взошла на Килиманджаро (5895м).   Не без гордости скажу, что в Украине мы продолжили эксперименты по высотным восхождениям среди диабетиков.

А.К. Цель вашей поездки была в покорении Эльбруса?

Алексей. Эльбрус — это красота, романтика и победа. Но основной целью выезда был не Эльбрус, а всё-таки диабет. В первую очередь, мы хотели исследовать поведение диабета и инсулинотерапии на высоте от 4000 м и выше. Нам нужен был чёткий ответ — совместима ли наша болезнь с таким спортом, как альпинизм. И ради этого мы отправились на Эльбрус, который стал «полигоном для испытаний».

Я сижу перед тобой — живой, невредимый, полный планов и оптимизма. В горах есть свои правила «выживания, и свои правила контроля диабета. Но при адекватной инсулинотерапии диабетики могут ходить в большие горы.

Конечно, им придётся гораздо тщательнее готовиться, соблюдать множество предостережений и т.д. Но ведь главное — они тоже могут стоять на вершине своей горы. Если захотят, конечно.

А.К. Какой «стаж» у тебя и твоих напарников по восхождению?

Алексей. У меня — 7 лет, у Андрея Гончарука — 9 лет, и самый большой — 18 лет у руководителя экспедиции, Сани Кулика.

Я заболел в семнадцать... Работал в детском лагере вожатым, почувствовал себя плохо, решил съездить в город к врачу. Проехал 30 км до больницы на велосипеде, сдал на анализы всё, что нужно и вот — диабет. Меня, конечно, сразу «кинули» в больницу. Ну, в моём случае, это отдельный этап жизни. Обычно тихое отделение превратилось в настоящий бедлам с кучей моих друзей, знакомых и «подопечных» детей из детского лагеря. Особенно радовали персонал больницы дети, которые приходили меня навещать человек по 20 сразу. Было весело, даже при таком диагнозе… В общем, я неисправимый оптимист.

А.К. Это видно! Скажи, а всё-таки почему вы выбрали именно Эльбрус? В мире множество пятитысячников. Как вы выбирали свою первую гору?

Алексей. Высота Эльбруса — 5640 м, и это самая высокая точка Европы.

Как я говорил, мы тщательно рассчитывали все возможные сценарии нашего путешествия. Одним из главных факторов выбора горы и страны была возможность доставить человека в больницу в течение суток. Кабардино-Балкария, на территории которой находится Эльбрус, вполне отвечала этим требованиям. Так Эльбрус стал для нас целью ?1 практически на год.

А.К. Алексей, расскажи о самом путешествии. Очень интересно, как всё происходило…

Алексей. Вся экспедиция состояла из акклиматизации и восхождения на Эльбрус. Как известно, человеку, который живёт на равнине, нельзя вдруг поднятся «на высоту». Нужна грамотная акклиматизация организма. Мы использовали метод «зубъев пилы». То есть, набираем висоту, ночуем, спускаемся. В каждый новый подъём высота увеличивается. Таким образом организм «мягко» акклиматизируется без урона здоровью. До самого восхождения мы побывали на красивейших перевалах — «Турьи Озёра», «Зелёная Гостиница», «Улыбка Шхельды», поднялись на ледник под пиком Гермагенова и т.д. Кавказ — необычайно красивый край: сосновые леса, бурные горные реки, величественные горы. Эти красоты просто завораживают. Далее было само восхождение на Эльбрус. Поднялись на Приют 11, где поставили базовый лагерь. Это знаковое место. Здесь находится последний пост МЧС, отсюда начинается само восхождение. Наша команда не дошла до вершины 500 м. По иронии судьбы гипоксия «свалила» одного из здоровых участников восхождения. Совершенно не слабый Вовчик, который находился в отличной физической форме, стал терять сознание. Конечно, ребята вынуждены были спускаться.

А.К. Действительно ирония судьбы. Было обидно?

Алексей. Обидно, не то слово. Но знаешь, мы всё равно считаем нашу экспедицию — прорывом. Для себя и для тех, кто мечтает стоять на вершине.

Ведь садясь в поезд, мы не знали, что нас ждёт. Мы просто верили, что бы ни было — мы справимся. Сейчас мы трое — я, Андрей и Саня, знаем о своём диабете ещё больше. А главное, знаем, что горы для нас — открыты.

Каждый из участников этого выезда установил свой рекорд высоты: Андрей Гончарук — 3700 м, Алексей Нечаев — 4100 м, Александр Кулик — 5100 м. Саша, единственный из диабетиков «попал в финал» и если бы не вынужденный спуск, я уверен, что он покорил бы Эльбрус.

А.К. Ты часто говорил — первая гора, первое восхождение. Вы не планируете на этом останавливаться?

Алексей.

Конечно, нет! Путешествия — это ведь наркотик. «Спрыгивать» лично я не собираюсь. Планов много — новые страны, новые горы! Например, осенью 2011г. планируем осуществить треккинг вокруг Аннапурны, известной горы в Непале.

А.К. Лёша, в заключение я хочу задать тебе ещё раз вопрос, с которого началась наша беседа — зачем ходят в горы?

Алексей. За настоящим. Настоящей радостью, настоящим страхом, настоящей красотой. В горах ведь всё по-другому. Тут нет места социальным маскам и ролям. Здесь трудно подделывать чувства. В горах люди такие, какие есть на самом деле.

Где, как не перед величием гор можно почувствовать, как же ничтожен человек с его переживаниями. Именно здесь понимаешь: настоящие ценности — здоровье, дружба, совесть, честность. Горы возвышают людей. Говорят, альпинизм — это не спорт, а философия. Я с этим согласен и буду исповедовать эту философию.

Алексей Нечаев (Киев)

Александр Кричевский, шеф-редактор «ДН» (Москва)

Оригинал статьи можно найти на Официальном сайте газеты ДиаНовости