148 дней, 5 часов, 45 минуты

До всемирного дня диабета!

Блог о здравоохранении Аллы Астаховой: Империя готовит ответный удар

США собираются ввести новые антироссийские санкции. Дмитрий Медведев расценил это как объявление экономической войны и пообещал реагировать «экономическими методами, политическими методами, а в случае необходимости и иными методами».  В прошлый раунд санкционной войны речь зашла о запрете на импорт американских лекарственных препаратов в качестве ответной меры. Реалистично ли возвращение к этой идее теперь?

О судьбе импортных лекарств в России я поговорила с Николаем Демидовым, генеральным директором исследовательской компании IQVIA.

— Николай Валерьевич, что произойдет с рынком, если санкции затронут импорт лекарств?

— Российский рынок лекарств при всей своей видимой изолированности и особенностях является частью мирового рынка. Несмотря на то, что 10 лет назад была разработана программа «Фарма 2020», по результатам которой уже подводятся итоги и пишутся победные реляции, почти 70 процентов оборота российского рынка составляют импортные препараты — импортированные или локализованные. Если завтра локализация этих препаратов закончится, они будут так же импортироваться. Что-то, возможно, будут производить локально через систему принудительного лицензирования. Но что-то может исчезнуть с рынка. Российский рынок очень зависим от международного.

— Несмотря на то, что инновационный сектор производства лекарств развивается в России последние 15 лет? 

— Сколько бы мы ни говорили про отечественную фарму, существенных и неоспоримых прорывов по части создания инновационных препаратов у нас нет. Мы в лиге агрессивно развивающихся производителей биоаналогов — вместе с Индией, Бразилией, Аргентиной. Наши биотехнологические компании равняются на западную фарму, воюют с западной фармой за кусок хлеба, но в принципе они нашли свое место в ряду создателей биоаналогов и преуспели в этом. Большинство из них партнерствует с западными компаниями в части локализации производства. Партнерство не всегда идет гладко — это не схватка бульдогов под ковром, но похоже. Иногда противоречия переходят в плоскость юридических конфликтов, иногда это выплескивается на страницы медиа, но чаще всего мы даже не узнаем об этом.

У наших биотехнологических компаний были трудности роста — была стратегия «Фарма 2020», им надо было быстро оседлать эту волну, и они справились. Они постоянно улучшаются — не столько из-за регулирования, сколько из-за конкуренции делают качество своего производства в целом лучше. Это хорошо, это ниша, которую мы можем занимать.

Посмотрите на госзакупки — для бюджета экономия очевидна. Можно увидеть, как подешевели некоторые онкопрепараты и препараты для лечения других тяжелых заболеваний. Но никакая российская фарма не сможет быстро закрыть дыру, которая возникнет в результате приложения санкций. Что в этом случае произойдет с инновационными препаратами, которые не производятся в России? Лекарства будут ввозиться нелегально, через третьи страны. Значит, они будут дороже. Сейчас в связи с ситуацией в России СМИ начали вспоминать о том, как жил Иран под санкциями.

— Я была на пресс-конференции министра здравоохранения Ирака в разгар антииракских санкций. Он говорил о том, что невозможно было ввозить оборудование для реанимации новорожденных — в каких-то его элементах использовались технологии двойного назначения.

— Это хороший пример, который подтверждает то, что угроза есть. Меня беспокоит, что в высказываниях американской стороны появилась фраза о закрытии экспорта. Мы пока не знаем, что это значит. В любом случае, очень надеюсь, что наши власти не начнут закрывать экспорт до того момента, когда мы узнаем о следующих шагах американской администрации. Все мы хотим, чтобы политические трения не приводили к угрожающим вещам.

Доля США в мировом рынке товаров для здравоохранения слишком большая. Рынок лекарств США составляет 50 процентов мирового рынка, в то время как наш рынок — всего 3 процента. И мы эти свои свои 3 процента можем поставить под угрозу. Больше половины лекарств могут быть замещены местными производителями. Но в любом случае нужно время. Где-то не будет хватать сырья, где-то компонентов, где-то производственных мощностей, потому что они заняты другими продуктами. Если мощности есть, но они простаивают, их надо наладить, проверить, выпустить пробные серии. В общем, ничего хорошего в случае введения санкций я не вижу.

— Есть вероятность, что американские компании могут уйти из России?

— Экстренные обстоятельства невозможно прогнозировать. Но сейчас компании  стараются сохранить свое место на таком большом и перспективном рынке, как Россия. Он менее перспективный, чем раньше, потому что уже прошел тот барьер, когда стал большим. Девальвация и ползучий кризис, в котором мы живем, оказали на рынок очень серьезное влияние.

Сейчас сегмент госзакупок развивается быстрее, чем розничный сегмент. В госсегменте ограниченные возможности, поскольку есть тенденция сокращать затраты. Но новые препараты на российский рынок регулярно приходят — западные компании продолжают регистрировать продукты, они появляются в госпрограммах. Рост российского рынка лекарств сейчас меньше 10 процентов в год. Но европейские рынки либо падают, либо растут на 2-3 процента в год. Уровень потребления лекарств у нас в 4-5 раз ниже, чем в Европе. Это важный фактор, который показывает перспективы. Пока этот рынок не начнет падать, компании будут искать возможности выйти на него.

Сейчас в иностранных компаниях постоянно повторяют — все плохо, тяжело. Я понимаю, у многих на розничном рынке сложная ситуация. Их ключевые продукты достигли потолка. Они занимают в своих категориях 70-80 процентов, что очень много на конкурентных рынках. Они пытаются удержать эти простые лекарства, но появились отечественные компании с мощной маркетинговой экспертизой. Им сложно — отечественная фарма развивается быстро не только в биотехсекторе, но и на розничном рынке.

Покупательная способность населения снизилась, а маркетинговые компетенции многих отечественных компаний существенно улучшились и они начинают обыгрывать своих конкурентов. В этих условиях иностранные компании вынуждены пересматривать подход к продвижению, сдерживая рост команд торговых представителей и уводя коммуникации в интернет. Но если экстремальных ситуаций не будет, российский рынок лекарств гарантирован для того, чтобы в него инвестировали.