169 дней, 19 часов, 50 минуты

До всемирного дня диабета!

Уральские химики создали лекарство против осложнений сахарного диабета 2 типа

 

Будущее лекарство против осложнений сахарного диабета, аналогов которому в мире нет, пока ещё в колбе. Колба находится в химфармцентре УрФУ. До момента, пока синтезированный на химфаке препарат станет реальной таблеткой, которую диабетик сможет купить в аптеке, пройдёт ещё лет 10, не меньше.

Но исследования уральских химиков в этой области признали настолько перспективными, что УрФУ получил на разработку 33-миллионный грант от Минобрнауки. Ещё бы – ведь сахарный диабет второго типа признают чумой нашего века.

– Диабет – это не просто накопление сахара в организме, – объяснил директор химико-технологического института УрФУ Владимир Русинов, профессор, доктор химических наук. – Этот сахар взаимодействует с белками внутри клетки, конечные продукты гликирования могут находиться в организме долго, это и вызывает осложнения. Они влияют на зрение, на головной мозг, на сердце, сосуды, почки. Многие больные сахарным диабетом теряют конечности из-за атрофических язв, которые не залечиваются.

Новый препарат, синтезированный учёными, относится к тому же классу, что и "Триазавирин", противовирусное лекарство, уже продающееся в аптеках. Выяснилось, что препарат может блокировать реакцию Майяра – ту самую, которая создаёт в организме диабетика конечные продукты гликирования. Биологическую активность синтезированного уральцами вещества помогли обнаружить коллеги – фармацевты из Волгоградского медуниверситета.

– Создание лекарства – длительный и дорогостоящий процесс, – рассказывает Владимир Русинов. – Тут главное правило: не навреди. Нужно тщательно изучить, как препарат влияет на разные органы, какая у него токсичность. Мы препарат синтезировали, мы показали, что он блокирует реакцию Майяра. Мы делаем его в колбе, но для того, чтобы создать лекарство, нужны не только химики, нужны и фармакологи, и мы сотрудничаем с коллегами из Волгограда. Там изучают фармакологическое действие препарата. Сначала пройдут доклинические испытания, тестирование на животных, потом несколько этапов клинических. Только после этого разрешат использовать.

Младший научный сотрудник кафедры органической и молекулярной химии Ирина Сапожникова первой синтезировала препарат, который открыл такие перспективы. Теперь задача её и коллег – научиться синтезировать большое количество вещества для исследований, довести его до нужной чистоты. Длительная кропотливая работа.

– Для каждой партии нужно провести 10–12 различных анализов, – объясняет молодой учёный, – чтобы удостовериться, что субстанция годится для дальнейшей работы. В этом участвуют химики-синтетики, технологи, биологи. Уже на нашей – доклинической стадии – мы должны разработать, в какой форме завод будет выпускать препарат, разработать технологическую схему. У нас уже есть опыт с "Триазавирином", и мы опираемся, прежде всего, на него.

По словам Ирины Сапожниковой, в мировой фармацевтике пока лекарств с аналогичным действием нет. Если получится довести проект до конца, это будет настоящим прорывом. Названия у него пока нет – только формула и лабораторный шифр, сам процесс синтеза уже запатентован. Есть общемировая практика наименований – например, "Триазавирин" первую часть имени получил от структуры – триазола триазин, а вторая часть – "вирин" – указывает на то, что он противовирусный.

После того, как вуз сможет распоряжаться средствами гранта, на химфаке появится суперсовременная лаборатория с новым оборудованием для синтеза. Уральские химики потирают руки в радостном предвкушении – интересной работой они обеспечены на несколько лет вперёд.