349 дней, 21 часов, 47 минуты

До всемирного дня диабета!

Валентина Петеркова: «Детская эндокринология – на передовых позициях»

Победы большие и маленькие

Татьяна Гурьянова, «АиФ. Здоровье»: Валентина Александровна, с какими проблемами чаще всего приходится иметь дело вам и вашим коллегам?
 
Валентина Петеркова. © / Сергей Пятаков / РИА Новости
 
Валентина Петеркова: Проблема номер один — это сахарный диабет 1‑го типа. На сегодняшний день в России зарегистрировано 20,5 тысячи детей и 10 тысяч подростков, страдающих этой болезнью. Много у нас и больных с заболеваниями щитовидной железы, что мы, специалисты, связываем с отсутствием у нас в стране закона об обязательном употреблении йода.
 
Ну и конечно, мы занимаемся диагностикой и лечением опухолей (щитовидной железы, надпочечников, поджелудочной железы), которые, к счастью, нечасто встречаются в детском возрасте, а также редких эндокринных болезней (гипокликемический синдром, карликовость и многие другие). Эти пациенты приезжают к нам в институт со всей России.
 
— Вот это объём работы! Представляю, каким внушительным должен быть корпус детских врачей-эндокринологов! Их хватает?
 
Вполне. В России 900 дет­ских врачей-эндокринологов — больше, чем в какой-либо другой европейской стране. При этом, по оценке специалистов, в том числе и зарубежных, детская эндокринологическая служба — одна из наиболее хорошо организованных служб российского здравоохранения.
 
— Слышала, что и лекарст­венное обеспечение ваших пациентов на высоте...
 
— Да, 98% детей с диабетом получают бесплатно самые лучшие препараты в мире. А именно аналоги инсулинов, которые дороже просто инсулинов, получаемых также бесплатно всеми взрослыми с диабетом. И это, безус­ловно, наша общая большая победа и достижение.
 
Хорошая ситуация с лекарственным обеспечением и у детей, больных карликовостью (гипофизарный нанизм. — Ред.). Необходимый им гормон роста, годовой курс лечения которым, к слову, составляет 10 тысяч долларов, они получают бесплатно в рамках федеральной программы «7 нозологий».
 

Круг проблем

 
— И что же, никаких проблем?
 
 — Увы, их хватает. Сейчас вот возникла проблема с обеспечением детей, страдающих диабетом 1‑го типа, тест-полосками для глюкометров. Как и инсулины, получать их больные дети должны бесплатно. Поскольку самоконтроль уровня глюкозы крови у таких пациентов должен проводиться не менее четырёх раз в сутки (перед каждой едой и на ночь), это четыре тест-полоски в день. Раньше дети с сахарным диабетом 1‑го типа обеспечивались ими за счёт средств федерального бюджета, но, с тех пор как этот вопрос отдали на откуп регионам, 50% из них своих обязательств в этой части лекарственного обеспечения не выполняют, поэтому многим родителям приходится тест-полоски, без которых инсулинотерапия — это выброшенные на ветер деньги, покупать самостоятельно.
 
К великому нашему сожалению, во многих регионах стали экономить и на школах диабета. Их в обязательном порядке должен пройти каждый ребёнок, у которого диаг­ностирован сахарный диабет 1‑го типа.
 
Но, пожалуй, одна из самых чувствительных проб­лем — это лекарственное обеспечение детей, страдающих различными редкими (орфанными) эндокринологическими заболеваниями. Фирмам, выпускающим необходимые таким пациентам препараты, не выгодно их регист­рировать у нас в стране. А у лечебного учреждения (даже такого, как у нас) нет возможности их приобретать. Это очень затрудняет нашу работу.
 
 Как же больные выходят из положения?
 
— Кто-то, чего уж тут скрывать, приобретает жизненно важный для больного ребёнка препарат нелегально. Кому-то приходят на помощь благотворительные организации...
 
А ещё ваши коллеги (в том числе не эндокринологического профиля) неоднократно сетовали и на то, что многие их пациенты с большим трудом получают инвалидность, без которой, как известно, не получишь бесплатных лекарств...
 
— Все дети, страдающие сахарным диабетом, получают инвалидность у нас в стране априори. Проб­лемы начинаются, когда ребёнку исполняется 14 лет и при получении инвалидности начинает применяться индивидуальный подход. Особенно сильно этот вопрос обострился в связи с новыми правилами назначения инвалидности, вступившими в силу с декабря прошлого года. В среде родителей больных детей это вызвало большие волнения...
 
— Их опасения обоснованны?
 
— На мой взгляд, новое положение лучше старого, и думаю, что со временем новая система получения инвалидности будет отлажена. Во всяком случае эта проб­лема у нас «на карандаше». Мы постоянно работаем по этому вопросу с Институтом экспертизы труда.
 
Надеюсь также, что со временем нам удастся решить и другую проблему — санаторно-курортного лечения детей, больных сахарным диабетом и другими эндокринологическими заболеваниями. Нужно расширять сеть таких санаториев у нас в стране. Надеюсь, нам это удастся сделать в Крыму.
 
Когда видишь статистику заболеваемости эндокринологическими заболеваниями у детей, в частности сахарным диабетом 1‑го типа, невольно задумываешься о ранней диагностике. В дет­ской эндокринологии она возможна?
 
 — Конечно! И благодаря диспансеризации детей, которая, кстати, в отличие от зарубежных стран у нас в стране очень хорошо поставлена, нам удаётся выявить многие эндокринологические заболевания зачастую на ранних стадиях. Дай бог, чтобы это безусловное достижение нашей страны сохранялось и впредь.
 
— А сами родители с точки зрения эндокринологии на что должны обратить внимание?
 
— Тревожный сигнал — недостаточный рост, вес или, наоборот, избыточный вес у ребёнка, если он начинает много пить и часто мочиться (это может быть признаком сахарного диабета 1‑го типа). Чем раньше родитель такого ребёнка обратится к врачу-эндокринологу, тем успешнее будет лечение. В частности — ожирения, которым страдает всё большее число детей.
 
 С чем это связано, с плохой наследственностью?
 
 — В первую очередь с низкой культурой питания и физической активности, которую мы пытаемся привить таким детям и их родителям на школах ожирения. Мы регулярно их проводим в нашем институте.
Памятки с рекомендациями, разработанные нашими специалистами, с недавних пор выдают детям с избыточной массой тела и во время диспансеризации.
 
— К этим рекомендациям прислушиваются?
 
— По-разному. Всё зависит от уровня образованности и уровня культуры родителей ребёнка. И при этом никак не зависит от уровня жизни той или иной семьи. На моей памяти немало обеспеченных, богатых людей, которые плохо следят за своим ребёнком, не следуют рекомендациям врача. И наоборот, есть люди из глубинки, которые всё прекрасно понимают и совместно с нами достигают высоких результатов в лечении. Тем более что сейчас для этого есть все условия.
 
— Даже несмотря на кризис?
 
— Даже вопреки ему.
 

Кстати

 
Минувшим летом под эгидой Российской диабетической ассоциации в рамках программы «Каждый день – это ваш день!» в Сочи в шестой раз прошла Диаспартакиада для детей и подростков, больных сахарным диабетом 1‑го типа. Став участниками большой увлекательной игры «Форт Боярд», юные спортсмены в возрасте 10–14 лет из разных регионов России учились работать в коллективе, общаться со сверстниками, находить творческие решения проблем и преодолевать себя. К каждой команде-участнице был прикреплён специалист в области эндокринологии, который должен был ежедневно измерять у детей уровень глюкозы в крови и следить за здоровьем участников Диаспартакиады. По словам специалистов, благодаря этому проекту дети с диабетом становятся сильнее и доказывают прежде всего самим себе, что их заболевание – не препятст­вие на пути к успехам и победам.
 
Татьяна Гурьянова