346 дней, 18 часов, 28 минуты

До всемирного дня диабета!

Инвалидная экономика: инвалидность теперь устанавливают по процентам износа организма

Казалось бы — несмотря ни на какие кризисы, должно оставаться что-то святое, неприкосновенное. Можно стерпеть повышение налогов, можно пережить даже платные парковки. Но нельзя отказывать в дотациях и льготах самым беззащитным. Тем, кому без помощи просто не выжить. Инвалидам.
 
Однако сегодня в разных регионах даже детей начали массово лишать этого статуса, ссылаясь на новые директивы медико-социальной экспертизы, обозначенные в Приказе №1024 Минтруда. Жертвами новых критериев стали даже тяжелобольные дети — с сахарным диабетом I типа, врожденной дисфункцией коры надпочечников, с ДЦП. Интернет пестрит миллионом петиций в разные органы, однако пока чиновники остаются к ним равнодушными.
 
Обоснования для лишения инвалидности часто находятся за гранью добра и зла. Так, 10-летнюю девочку с сахарным диабетом 1 типа из Электростали не признали инвалидом в связи «с износом организма на 10%». Да-да, инвалидность теперь устанавливают по процентам износа! Каким он должен быть для получения бесплатного проезда в транспорте и других льгот, не совсем понятно — каждая комиссия, похоже, решает этот вопрос на свое усмотрение. Есть примеры, когда врачи не считают основанием для продления инвалидности уже начинающиеся проблемы со зрением, нейропатию нижних конечностей, отсутствие «тяжелых осложнений»... И даже — отсутствие ком и эпизодов пребывания в реанимации. «Чиновники говорят: ой, это же просто эндокринное расстройство!
 
Какое же это расстройство, когда ребенок в любую минуту может умереть! У него фактически нет поджелудочной железы, а вся жизнь превращается в жесткий контроль — что съел, какой сахар. К тому же это очень дорогая болезнь. На одни только тест-полоски  к глюкометруу нас уходит по 10 тысяч рублей в месяц», — рассказала мама ребенка-диабетика из Подмосковья.
 
Детей-диабетиков теперь повально лишают инвалидности по достижении 14 или 18 лет. Предполагается, что получивший паспорт ребенок должен уметь сам колоть себе инсулин и контролировать сахар. И врачи выносят вердикт «здоров» — притом что во всем мире сахарный диабет I типа считается неизлечимым. «Такое ощущение, что наших детей специально решили добить, лишив соцподдержки», — говорят родители.
 
Здоровой по достижении 18 лет признали и Диану Федорову, диагнозы которой не умещаются на одной странице. Вот лишь некоторые из них: диспластический S-образный грудо-поясничный сколиоз 4-й степени, прогрессирующая форма, бронхиальная астма, аллергический ринит, реактивные изменения поджелудочной железы... Она не может жить без посторонней помощи, с каждым месяцем ее здоровье ухудшается, добавляются новые хронические заболевания. Благодаря статусу инвалида она имела возможность учиться в педучилище, получать медпомощь. Теперь она лишилась всего: и шанса на здоровье, и шанса на нормальное будущее.
 
Петиции в адрес государственных органов пишут и родители детей с серьезной генетической болезнью — врожденной дисфункцией коры надпочечников, которое требует пожизненной заместительной гормональной терапии. Ребенок может умереть в течение часа, если ему вовремя не сделать укол. Понятно, что ни в садик, ни в школу таких детишек не берут — кому нужны проблемы? И даже человеку без медицинского образования ясно, что такие дети нуждаются в поддержке государства. Понятно всем, но не чиновникам. У них другая задача — экономить средства бюджета.
 
Как пишет в своей петиции Мария Нижегородова, у ее сына с самой тяжелой формой такой болезни инвалидность сняли. Посчитали на основании нового Приказа №1024 — получилось, что функции организма при заболевании нарушены всего-то на 30%. И сказали, что по новым критериям для получения инвалидности требуется не менее 5 кризов в год. Причем кризы должны быть подтверждены реанимационными мероприятиями. И добавили как отрезали: не было реанимации — значит, не было и криза. «По их логике, как только начинается рвота, я должна сидеть и смотреть, как умирает ребенок, чтобы довести его до реанимации. Чиновники, придумывающие эти приказы и законы, даже близко не представляют всю тяжесть заболевания. Они рассуждают так: если ребенок может самостоятельно говорить, есть и ходить, значит, он здоров! Поэтому его лишают лекарств, реабилитации, поддержки!» — мать находится на грани отчаяния. Ей пришлось бросить работу, и на что ей теперь покупать своему сыну лекарства?..
 
...Сегодня в Лиге пациентов жалобы на лишение инвалидности вышли на первое место по числу обращений. Глава лиги Александр Саверский уже написал по этому поводу письма Ольге Голодец, в Минтруд, в Общественную палату. Минтруд написал длинный ответ. Оказалось, с 1995 по 2005 год в стране резко выросло число инвалидов — а значит, и расходы государства на них. Но многим статус был присвоен «без достаточных оснований». Поэтому теперь остро встала задача количество инвалидов сократить. И расходы на них — тоже.
 
Чиновники с некоторой гордостью сообщили, что всего за год им удалось вдвое сократить количество людей с впервые установленной инвалидностью.
 

«Из ответа усматривается, что государство намеренно и осознанно проводит политику сокращения числа инвалидов, что приводит к недоступности льготных лекарств и средств реабилитации, ухудшению здоровья детей и взрослых, преждевременным предотвратимым смертям», — говорит Саверский.

 
Конечно, при таком подходе скоро ситуация может измениться — у детей начнутся повальные кризы, комы, реанимации. Как раз все то, что теперь нужно для получения статуса «инвалид». Но трудно усомниться в предприимчивости наших чиновников — они ведь могут принять и новый приказ. Такой, что стать инвалидом по документам не сможет вообще никто и никогда.
 
Екатерина Пичугина