124 дней, 6 часов, 53 минуты

До всемирного дня диабета!

Непризнанный гений - Леонид Васильевич Соболев, 1876-1919 гг.

Он преподавал в академии до 1912 года и, кажется, не пытался извлечь из своего открытия какую-либо практическую пользу — например, создать инсулин намного раньше, чем это сделали Бантинг и Бест. Он страдал неизлечимой болезнью — рассеянным склерозом, и в 1912 г. вышел в отставку, не в силах более исполнять свою должность. В 1919 г., в год разрухи и голода в Петрограде, Соболев скончался в клинике нервных болезней ВМА на сорок третьем году жизни. Точные даты его рождения и смерти мне установить не удалось. В дальнейшем писали о нем немногие.

Большая часть публикаций 1926–1950 гг. принадлежит профессору Д. М. Российскому (1887–1955), заботами которого диссертация Соболева была переиздана в 1950 году.

Скудные сведения о нем (одна страница) сообщаются в статьях академика В. Г. Баранова (1900–1988) и профессора С. Г. Генеса (1898–1992), опубликованных в 1949 г. в журнале «Клиническая медицина». Профессор Л. С. Салямон (1917–2009) рассматривает историю «почти открытия» инсулина Соболевым как пример великого, но невостребованного достижения отечественной науки. Что же касается недавно вышедшей статьи Л. А. Сорокиной, то, к сожалению, она не сообщает ничего нового и является сокращенным пересказом предисловия, которым Д. М. Российский сопроводил публикацию работы Соболева. В книге профессора В. Н. Цыгана, основную часть которой составляют труды А. И. Яроцкого, также кратко упоминается Леонид Соболев.

В дополнение к диссертации Соболева дана справка «Curriiculum vitae», что в переводе с латинского означает «Жизненное поприще».

Привожу ее полностью: «Леонид Васильевич Соболев, сын чиновника, православного вероисповедания, родился в Трубчевске Орловской губернии в 1876 г. Среднее образование получил сначала в Карачевской (Орловской губернии) прогимназии, а затем в Новгород-северской (Черниговской губернии) гимназии, курс которой окончил в 1893 г. В том же году поступил на I курс Императорской военно-медицинской академии. С 1896 г. занимался нормальной гистологией и, главным образом, патологической анатомией под руководством профессора К. Н. Виноградова. В 1897 г. за представление конференции академии сочинения: «К вопросу о ретенционных слизистых кистах толстых кишок» удостоин премии имени профессора, д.ст.сов. Т. Иллинского. В 1897 г.

Соболев окончил курс академии со званием «лекаря с отличием» и по конкурсу оставлен на 3 года при академии для усовершенствования в избранной специальности — патологической анатомии. Вначале, кроме того, занимался и в клинике профессора В. Н. Сиротинина из практических соображений. Но вскоре, через 2 месяца, оставил занятия в клинике, находя такое совмещение для себя непосильным, и посвятил себя теоретической специальности.
Экзамены на степень доктора медицины сдал в 1899/1900 учебном году».

Далее следует список из трех научных работ, включая диссертацию, с указанием, что предварительное сообщение о ней было напечатано в «Еженедельнике практической медицины» No7 за 1900 г. и на немецком языке в «Centralblatt fur allgemeine Pathologie und pathol. Anatomie», 1900, No6–7. Получив степень доктора медицины, Соболев был послан в двухлетнюю зарубежную командировку, в чем ему содействовал Иван Петрович Павлов, считавший его своим учеником. Процитирую мнение Павлова о Соболеве (по предисловию): «...беседуя с Соболевым по поводу его работы, я был поражен массой мыслей и глубокой вдумчивостью в затронутых им вопросах... Соболев производит на меня впечатление выдающейся личности». Такой отзыв великого физиолога дорогого стоит!

К сожалению, не известно, в каких странах побывал Соболев, где стажировался, с какими учеными контактировал. Можно предположить, что он был в Германии, медики которой являлись в те времена ведущими специалистами в части изучения и лечения диабета. Кажется несомненным, что Соболев хорошо владел немецким языком, так как его статьи, начиная с 1900 года, регулярно публикуются в медицинских журналах Германии, включая такое престижное издание, как «Вирховский Архив» («Virchows Archive») 2 .

Вернувшись на родину в 1903 г., он, как говорилось выше, был вскоре назначен прозектором кафедры патологической анатомии ВМА, а затем избран приват-доцентом. Обратимся теперь к его диссертации, которую он защитил в 1901 г., в возрасте 25 лет. Она называлась так: «К морфологии поджелудочной железы при перевязке ее протока, при диабете и некоторых других условиях». Данный труд лежит в основе всей современной диабетологии, и Д. М. Российский в предисловии дает краткий обзор этой работы. Я хочу остановиться на ней подробнее.

Меня, представителя точных наук, восхищает, насколько Соболев тщателен и логичен в своих исследованиях. Не меньшее восхищение вызывают и его трудолюбие, и знание литературы по предмету.

Работа состоит из двух частей — экспериментальной части (70 страниц) и части патологоанатомической (50 страниц). В первой части Соболев формулирует свою гипотезу: «Применяя перевязку протока поджелудочной железы, я должен был бы ожидать атрофии ее пищеварительного аппарата, островки же Langerhans’а, если только они представляют собою отличные от пищеварительного аппарата и анатомически, и функционально элементы, должны уцелеть».

Это требует пояснения. Напомню, что поджелудочная железа выполняет двойную функцию: ее основная масса выделяет пищеварительный сок, а островки Лангерганса, ее «эндокринологическая часть», являются источником жизненно важных гормонов, в том числе — инсулина. Инсулин поступает в кровь, а пищеварительный фермент — в желудок, по специальным протокам. Соболев показал, что если эти протоки перевязать, ослабив тем самым первую функцию органа, то железа начинает атрофироваться, но при этом островковый аппарат остается целым и продолжает секретировать «фактор Х» — то есть инсулин.

Если взять обычную поджелудочную железу, то из ее ткани трудно выделить инсулин в чистом виде. И сегодня причина для нас ясна: инсулин – это белковое вещество, которое разрушается пищеварительным ферментом. Перевязка протока ведет к тому, что первая функция железы отмирает, сока в ней нет или почти нет, а относительная доля инсулина повышается — и значит, из такой железы гораздо легче выделить необходимый гормон.

Итак, Соболев выполнил операцию 3 , в результате которой из атрофированной железы животного можно было извлечь инсулин.

Однако хирургическая операция — слишком сложный способ, неудобный для массового производства лекарства, и, понимая это, Соболев пошел в своих исследованиях гораздо дальше.

Он предложил получать инсулин из поджелудочной железы телят, поскольку у них, как у ряда других новорожденных животных и человеческих младенцев, островки Лангерганса хорошо развиты, тогда как пищеварительные клетки, продуцирующиеся панкреатический сок, работают еще не на полную мощность.

Следовательно, в железе молодого животного — например, теленка — много инсулина и мало сока; она — естественный источник «фактора Х», не требующий предварительного хирургического вмешательства.
Свою гипотезу Соболев доказал экспериментально, перевязав протоки без малого у сотни животных и исследуя, как изменились их железы через день, два, пять и так далее, до ста и двухсот дней. Эксперименты проводились на кроликах, собаках, кошках, быках, телятах, баранах, свиньях и даже птицах.

Соболев подробно описывает методику операций и каждый опыт, строение желез у каждой породы подопытных животных, даже указывает, что профессор И. П. Павлов оказал ему любезность, лично прооперировав трех кроликов. На заключительном этапе проводились микроскопические исследования, полностью подтвердившие его гипотезу: «Во всех опытах повторяется по существу одно и то же явление, а именно атрофия паренхиматозных элементов железы, за исключением островков Langerhans’а» 4 .

После этого вывода следует подробный обзор предыдущих работ, начиная с Клода Бернара (1856 г.) и Лангерганса; упоминаются труды Павлова, Меринга и Минковского, Лагусса, Яроцкого и других.

Продолженние следует...

Автор - Михаил Ахманов.