180 дней, 22 часов, 21 минуты

До всемирного дня диабета!

Непризнанный гений - Леонид Васильевич Соболев, 1876-1919 гг., часть 3

Бантингу в Торонто такие люди, как говорится, дышали в спину. Бантинг знал, что должен приготовить лекарство; Соболев знал, что должен решить научную проблему. Возможно, если бы Соболев подвергался такому же интенсивному давлению со стороны больных, как Бантинг и окружение Бантинга в Торонто, он положил бы все силы на создание лечебного препарата. Но, кажется, подобное давление отсутствовало.

Рискну предположить, что в Российской империи той эпохи сахарный диабет был не очень распространен, и гораздо большими бедствиями грозили инфекционные заболевания — тиф, дизентерия, туберкулез. Известно, что в начале XX века диабет особенно часто встречался среди состоятельных людей наиболее богатых стран мира, США и Германии, что было связано, в частности, с обильным питанием. Россия в этом смысле отнюдь не процветала. Те, кто жили в скудости и ограничивали свой рацион простыми продуктами, реже болели диабетом.

Этот вывод подтверждается тем, что во время войн и сопутствующего им голода число заболеваний диабетом падает. Возможно, что этот недуг в России начала XX века представлял скорее академическую проблему — с учетом того, что богатые диабетики могли жить и лечиться в Германии. Это означает, что работа Соболева была не актуальной, и у него не появилось сильного стимула сменить преподавательскую деятельность на лечебную. Таким стимулом, на мой взгляд, могли быть только состоятельные пациенты и финансирование от меценатов.

Теперь рассморим еще один вопрос: знал ли Бантинг о работах Соболева? И если знал, почему на них не сослался? Профессор Д. М.

Российский упоминает об этом с явной обидой, указывая, что статьи Соболева публиковались в немецких журналах и, следовательно, были доступны самой широкой научной общественности. Но канадский историк науки Майкл Блисс, автор капитального исследования, утверждает, что на мысль перевязки протоков поджелудочной железы Бантинга натолкнула статья М. Бэррона, опубликованная в журнале «Хирургия, гинекология и акушерство» в 1920 г.

Следовательно, о работах Соболева Бантингу не было известно. Более того, в книге Блисса — подчеркну, в книге, вышедшей в 1982 году! — упоминаний о Леониде Соболеве нет вообще, хотя автор подробно пишет о других ученых, претендующих на открытие инсулина (в частности, о работах 1920–1921 гг. румынского медика Николае Паулеску). Что касается связи между диабетом и поражением островков Лангерганса, то эту идею, как сообщает Блисс, впервые высказал в 1901 г. врач Юджин Опи (E. Opie), работавший в университете Джона Хопкинса и опубликовавший соответствующую статью только в 1910 г.

Я верю Блиссу в том, что в Америке имя Соболева находилось еще в большем забвении, чем на нашей родине. Бантинг ничего не знал о его работах. В отличие от всесторонне образованного Соболева, Бантинг не читал на немецком, а статьи с французского ему переводил Бест, которому этот язык был «немного знаком». Так что не стоит обижаться на Бантинга. Лучше вспомним поговорку: нет пророка в своем отечестве.
О болезни Соболева у меня нет информации.

Врачи говорили мне, что рассеянный склероз часто поражает молодых в возрасте 20–25 лет, так что Соболев мог заболеть во время своей зарубежной командировки или вскоре после нее. Недуг неизлечимый, страшный; он ведет к параличу. И именно в таком состоянии, почти полностью парализованным, Леонид Васильевич Соболев скончался в один из дней 1919 года. Скончался в Петрограде, в самый разгар Гражданской войны, в бывшей имперской столице, которую из-за голода покинула половина жителей.

Спустя почти столетие Леонид Васильевич Соболев во многом остается для нас загадочной и трагической фигурой. Да, мы представляем, что он сделал в области знания, но остальное, остальное!.. Я понимаю, что моя статья больше ставит вопросов, чем отвечает на них. Был ли он женат, оставил ли потомков?.. Если не имел семьи, то кто ухаживал за ним — ведь из-за болезни он нуждался в помощи, особенно в свои последние годы?.. Где он жил и какой была эта жизнь, скудной или сравнительно обеспеченной?.. Какие мысли его посещали — сознавал ли он грандиозность своего свершения и злобную шутку, которую сыграла с ним судьба?..

Что думали о нем близкие люди и коллеги по работе?.. И, наконец, почему великий физиолог Павлов, имевший о нем столь лестное мнение, не пригрел его под своим крылом, не заставил довести работу до логического конца, до целительного лекарства?..

Я полагаю, что жизнь Леонида Васильевича Соболева еще ждет своих исследователей.

Взгляните на снимки — вот он в окружении своих учеников, слушателей ВМА, человек с лицом русского интеллигента.

Сосредоточенный, погруженный в себя, мрачноватый и, возможно, усталый... Это очень редкие фотографии столетней давности 5 из семейных архивов петербургских медиков, профессоров Василия Николаевича Цыгана и Всеволода Александровича Цинзерлинга, которым я приношу глубокую благодарность. Четвертый слева на фото внизу страницы — Всеволод Дмитриевич Цинзерлинг, дед Всеволода Александровича и будущий выдающийся российский патологоанатом.

В заключение я хочу отметить почти мистическую параллель между судьбами Леонида Соболева и Пауля Лангерганса.

Они оба были очень талантливыми людьми, преданными науке, оба страдали неизлечимыми недугами и умерли почти в одном возрасте — Лангерганс не дожил пяти дней до 41 года, Соболев умер в 42.

Но Лангергансу больше повезло — он скончался на Мадейре, на прекрасном острове вечной весны, отошел в вечность на руках любимой женщины.

Кто пролил слезу над Леонидом Соболевым?.. Кто закрыл ему глаза?.. Кто проводил его в последний путь?..

Это - заключительная, третья часть статьи. Читайте первую и вторую части длинного и интересного рассказа о докторе Соболеве.

Автор - Михаил Ахманов.